КИЕВ (QHA) -

Диалог глав двух соседних государств, осуществленный в эту среду в блицрежиме (сначала — протокольная встреча для прессы в очередную годовщину аварии на ЧАЭС, потом — закрытая беседа в одной из резиденций «бацьки», расположенной в укромном белорусском селе), вызвал определенный интерес у аналитиков.

Впрочем, повышенное внимание медийщиков к встрече двух президентов объясняется также и отсутствием накануне майских праздников других заметных событий: украинские законодатели устроили себе праздничный месячный отпуск, Нормандская четверка ожидает «замены игрока в составе сборной Франции», да и новый хозяин Белого дома не спешит припасть к европейским истокам, несмотря на сто дней, уже прошедших со дня его инаугурации.

По мнению некоторых аналитиков, в том числе и американских, Дональд Трамп должен активнее играть в Европе, в частности, в деле реанимации Минского процесса. Тот же Мэтью Рожански из The National Interest предлагает:

— Вашингтон должен заручиться согласием сторон на свое вступление в Нормандский формат, чтобы стать официальным участником текущего процесса.

А пока по всему видно, что роль главного миротворца на постсоветском пространстве пришлась по душе белорусскому президенту — иное дело, что она для него заключается главным образом в предоставлении переговорной локации.

Впрочем, Белоруссия всегда была удобной площадкой для межгосударственных переговоров: именно здесь в 1918 году был заключен Брестский мир, как между Германией и УНР, так и между Германией и Советской Россией, а в декабре 1991 года — подписаны Беловежские соглашения, юридически оформившие распад Советского Союза. Наконец в 2014-2015 годах, при посредничестве именно Александра Лукашенко, здесь были заключены Минские договоренности, которые сейчас нуждаются в серьезной коррекции.

Тогда посредничество Лукашенко помогло уменьшить степень противостояния на Донбассе, что, в свою очередь, помогло белорусскому президенту оживить замороженные контакты с Западом. Александр Лукашенко, напомним, одним из первых на постсоветском пространстве признал новую власть в Украине после Революции Достоинства.

А Петр Порошенко тогда помог в развитии отношений Беларуси со странами Европейского Союза в рамках инициативы «Восточное партнерство», в которой задействованы такие разные страны, как Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова и Украина, которых ныне объединяет географический фактор: все они находятся к Западу от России.

Эксперт Украинского института будущего, журналист из Беларуси Игорь Тышкевич, проживающий ныне в Киеве, но хорошо знающий реалии белорусского бытия, в своем блоге на Фейсбуке пишет:

— Перед встречей слышал мнения о необходимости обсуждения громких заявлений Лукашенко, в том числе использования Украины как негативного примера для запугивания собственного населения. Этого не было. Как нет и «дружбы». Оба президента понимают, что громкие заявления, крики об опасности или, наоборот, «братской дружбе» — продукт для великовозрастных детей — взрослых людей, которые до сих пор верят в сказки. 

Разоблачив привычные стереотипы мышления, белорусский публицист предполагает:

— Оба президента приехали на встречу ради собственных интересов и интересов своих стран. В таких контактах важно показать, чем ты выгоден собеседнику, почему именно с тобой нужно иметь дело. Интерес, выгода, понимание целей — эти вещи держат намного крепче, чем стократное публичное обзывание «друзьями» или «братьями». Судя по всему, Порошенко и Лукашенко смогли заинтересовать друг друга.

Общие направления и объем этого сотрудничества освещены в релизе Администрации Президента Украины:

— Мы договорились дать поручение разработать и подписать соглашение о возобновлении производственной кооперации между нашими предприятиями. В том числе это касается отрасли сельскохозяйственного машиностроения, автомобилестроения, энергетического машиностроения, с повышением степени локализации продукции машиностроения, которая поставляется на украинские рынки, — сообщил Петр Порошенко об итогах переговоров с белорусским коллегой.

Глава государства подчеркнул, что во время встречи были отмечены уникальные возможности, которые появились в Украине с проведением децентрализации:

— И наши белорусские партнеры чувствуют, что впервые за много лет у наших территориальных общин появляются возможности закупать коммунальную технику, троллейбусы, другую технику, которая сделает улицы наших городов чище, а жизнь их жителей — лучше.

Выяснилось, что украинская сторона ждет участия белорусских предприятий в тендерах по строительству дорог на территории Украины, а украинских строителей ожидают тендеры в Беларуси.

Отдельной темой в ходе обсуждения перспектив сотрудничества стала энергетическая тема: взаимодействие в области энергетической безопасности, сохранение и увеличение присутствия Беларуси на рынке нефтепродуктов Украины.

— Договорились, обсудили и дали соответствующие поручения по возможности экспорта украинской электроэнергии белорусским потребителям, — поделился с журналистами итогами беседы президент Украины.

Кстати, общий визит двух президентов в Чернобыль — не только дань памяти пострадавших от радиации украинцев и белорусов. Дело в том, что в 2019 году Беларусь планирует открыть первую атомную электростанцию, в связи с чем состоялся важный диалог о безопасности ядерных объектов, возможном сотрудничестве в строительстве, эксплуатации АЭС и обращении с ядерными отходами.

Вполне возможно, что в ходе конфиденциального общения президентов обсуждались варианты дальнейшего посредничества Минска в контактах между Киевом и Москвой, в том числе и для уменьшения издержек из-за взаимных санкций.

Упомянутый выше украинско-белорусский эксперт Игорь Тышкевич схематично обозначил тематические интересы Украины в этих переговорах:

- безопасность;

- надежный импорт критически важных товарных групп;

- научная и научно-техническая кооперация;

- использование Беларуси как посредника в торговле с РФ.

А для Республики Беларусь интерес, по мнению Тышкевича, состоит в таких сферах:

- рынок сбыта белорусской продукции;     

- расширение сборочных мощностей на территории Украины (сегодня работают по меньшей мере 5 СП, производящих от тракторов до военных грузовиков);      

- научная кооперация;     

- транзит и, возможно, добыча нефти;       

- использование Украины как посредника для выхода на рынки ЕС.

Безусловно, главным опасением Киева в отношении Минска является наращивание в Беларуси российского военного потенциала. Западные и украинские военные эксперты не исключают возможности российского военного удара по Украине именно с территории Беларуси, поскольку Минск зависит от Москвы не только экономически и энергетически. Он имеет перед ней определенные обязательства в рамках полуфиктивного «единого государства» и в контексте общей оборонной интеграции по линии Ташкентского пакта о создании ОДКБ.

Хотя Александр Лукашенко пытается всячески дезавуировать такие опасения:

— Сейчас в Украине многие пугают: если Лукашенко Путина поддержит и если с севера надавит, то Украины не будет. Я уже оправдываюсь в который раз: да я не поеду на танке в Киев — на тракторе приеду! — заверил белорусский президент на пресс-конференции для российских СМИ в ноябре 2016 года. 

Конфликт на Донбассе «бацька» при этом сравнил с семейной ссорой:

— Два брата дерутся, а третий должен вмешаться и растащить дерущихся в разные стороны.

В Украине подобные «семейные» метафоры, отсылающие к пафосу пушкинских «Клеветников России» («Оставьте: это спор славян между собою, Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою») многих откровенно раздражают из-за маниакального навязывания пресловутого братства с буйным соседом-агрессором.

Ничто не помешало Лукашенко и в этот раз упомянуть о тракторе. Однако имеющий не только диплом международника, но и практический опыт работы на политическом, дипломатическом и бизнесовом поприще Петр Порошенко умело польстил самолюбию белорусского гостя, которого западная пресса до недавних пор именовала не иначе, как «последним диктатором Европы». Впрочем, этот титул Александр Несменяемый носил до 2014 года, пока восточнее Минска не окрепла новая диктатура и не появился более достойный претендент на звания укротителя демократии…

Кстати, в тот день, когда в метрополитене Санкт-Петербурга произошел взрыв, в городе на Неве состоялась встреча Путина с Лукашенко. Виталий Портников, обобщая ее результаты, тогда отмечал:

— Лукашенко удалось в очередной раз выбить из Путина деньги — по белорусским оценкам, до двух миллиардов долларов на ближайшие три года. Это означает, что белорусский президент может больше не думать о состоянии экономики, уступках Евросоюзу в обеспечении прав человека, реформах и прочих глупостях. Самое главное: обоим президентам можно будет продолжить рассказывать подданным о дружбе и братстве. За счет подданных, разумеется. Причем я не стану говорить, что белорусы, которые будут жить за счет россиян, в выигрыше. Россияне теряют деньги, белорусы — перспективы изменения страны.

Российский историк и политический аналитик Елена Галкина, вспоминая, что через год в России — президентские выборы, пишет на своей странице в Фейсбуке:

— Трудно придумать лучший подарок избирателям Путина к 2018 г., чем новый субъект РФ и расширение территории на запад. Поэтому либо Беларусь демократизируется, либо будет поглощена Россией в самое ближайшее время. Вероятность других сценариев — в пределах статистической погрешности. Недавний разгон мирной акции показал, что Лукашенко этого не видит.

Проевропейский протест надо не подавлять, а открыться для диалога и возглавить. Только этот путь может стать спасением для страны. Но увы. Пока что Лукашенко все делает наоборот.

Политолог Олеся Яхно также пишет в соцсети о «настоящих трактористах, а не тех, что с Градами»:

— Лукашенко в Чернобыле на совместном с Порошенко брифинге: Мы к вам можем приехать только на тракторе, только с мирными целями, а не военными, что можно расшифровать так: России не удастся втянуть Беларусь в войну против Украины.

А если серьезно, то Беларусь прекрасно понимает, что риск быть следующим после Украины объектом  «защиты русского мира» со стороны Кремля для страны есть.

В комментарии к одному из постов Валентин Дубровик, не прибегая к дипломатической лексике Петра Порошенко, пишет:

— Александр Григорьевич просто-таки феноменально умеет балансировать между всякими Россиями, Иранами, Венесуэлами, с одной стороны, и НАТО — с другой. С особенным умением он использует ближайшего и дражайшего соседа — Россию, тролля и обманывая своего стратегического партнера и при этом регулярно получая от него кредиты и нефть. Например, за последние пару лет он раздел российский бюджет на кучу миллиардов, перепродавая российский бензин в ЕС под видом растворителей. При этом даже пойманный за руку, все равно упорно пытается урвать еще хоть капельку.

Впрочем, каждый из политиков действует не только в силу своих политических убеждений, геополитических пристрастий, нравственного стержня и личных фобий, но и в рамках того коридора возможностей, в который его загнали обстоятельства. Вопрос демократических преобразований — это прежде всего сфера ответственности белорусской общественности. Мы, конечно, будем ей сочувствовать, тем более что в условиях гибридной агрессии для украинцев значим любой потенциальный союзник. К тому же, кроме политики и прав человека есть еще и экономические интересы — в деле проведения реформ в  Украине сотрудничество с соседями явно не помешает.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA