КИЕВ (QHA) -

(Окончание. Начало тематического обзора читайте здесь)

Кто же они – новые «заселенцы»?

А что говорит статистика крымской миграции? Как констатирует русскоязычная версия Википедии, на 1 января 2016 года численность населения  Крыма составила 2 323 369 человек, в том числе в городе Севастополе – 416 263 постоянных жителя.

В то же время Роскомстат сообщает:

– В 2016 году на полуостров прибыло 37362, выбыло – 27341 человек, т.е. отмечается естественный прирост на более чем 10 тысяч человек (не считая баланса родившихся и умерших). В 2015 году в Крым прибыло 38827, убыло – 23724 человека, что составляет более 15 тысяч человек в приросте.

Тем временем специализированный форум переселенческих организаций «Мигрант.Ру» отмечает, что в середине декабря так называемый Госсовет Крыма информировал, что приблизительная цифра нелегалов на полуострове составляет ни много ни мало  четверть миллиона человек. При этом источник подчеркивает:

– Количество проживающих в Крыму лиц, не являющихся гражданами РФ или не имеющих какого-либо внятного юридического статуса вовсе, оценить можно лишь примерно, по косвенным качественным изменениям.

Также на форуме сообщают, что в последнее время среди этих нелегалов  немало беженцев из Украины. Не сложно догадаться, что большинство из них прибыли из зоны, близкой к АТО, или из самих непризнанных республик «ДНР» и «ЛНР».

Однако издание отмечает, что среди незарегистрированных немало и тех, кто был здесь на вольных хлебах еще до аннексии полуострова:

– Дело в том, что институт прописки на Украине был во многом юридической абстракцией, даже приобретение жилья зачастую не требовало фиксации этих данных, аренда вообще не сопровождалась какими-либо документами. И можно было десятилетиями жить в Крыму, никак этот факт не фиксируя по причине полной ненужности этого действия.

Однако сохранение неопределенности вокруг сотен тысяч беженцев не позволит проводить реальную социальную и экономическую реставрацию Крыма. Игнорировать разброс между теорией и практикой в 10% населения просто не получится.

По данным на середину 2015 года, только в Севастополе насчитывалось более 12 тысяч жителей, которые юридически жителями региона не являлись, будучи зарегистрированными в регионах Украины и должны были доказывать факт своего проживания на полуострове в суде. Рассмотрение таких исков по причине их огромного количества растягивается на несколько месяцев, что неизбежно сопровождается накладками и ошибками, усугубляя неопределенность ситуации в каждом конкретном случае.

На недавнем вечере общественной организации «Крымская диаспора» в Киеве одна из активисток, периодически посещающая родственников в аннексированном Крыму, отметила:

– На улице на глаз видно, как заметно изменился менталитет прохожих, и это заметно не только по обилию «нездешних» лиц, но и по безвкусице в одежде, и по вульгарности обыденного поведения встречных. Очевидно, что сюда в поисках тепла потянулись лица с сомнительным капиталом (в том числе, вероятно, и криминального происхождения) из северных регионов РФ, – сделала вывод наша собеседница.

В социальной сети «ВКонтакте» есть целое сообщество желающих переехать в Крым из российской глубинки. Приводим небольшие отрывки из открытой переписки дилетантов и знатоков крымской миграции.

Некая Валентина Иванова в надежде на трудоустройство по специальности спрашивает:

– Подскажите,  востребованы ли мастера по наращиванию ресничек и ногтей в Крыму? В общем, много ли там салонов красоты? И как с мастерами? 

– Конечно, востребованы. Кто был с Украины, уже уехали, теперь их место должны занять люди с материка России, – деловито и патриотически, словно только что сдав зачет по путиноведению, отвечает некто Алексей Панычев и тут же с видом знатока прогнозирует:

Государство льгот по переселению в Крым не даст, так как в Крым и так желающих переехать много. Будет еще больше, когда мост построят. Так что не теряйте время и переезжайте сами!

Хотя насчет постройки моста  это еще, как говорится, бабка надвое сказала.

А вот пользователь со шпионским ником «Радистка Кэт» несколько охлаждает пыл оптимистически настроенной на переезд Матильды:

– Очень легко сказать: «Крым это Крым!», езжай сюда и всё будет ОК. Вы понимаете, что люди реально рискуют?! Вот девушка, у которой трое детей, пишет, что хочет сама поехать в Крым. Не дай Бог простынет ребенок, что она сама будет делать в чужом городе?! Ребенку ведь далеко не факт что окажут нормальную медицинскую помощь! А по поводу переезда в Джанкой, если вы хотите квартиру или дом просто в деревне, чтобы было тихо и спокойно, то вам туда. Но учтите: работы там нет. Поймите, приехать на отдых и на ПМЖ – это разные вещи!

Какие задачи перед «недокрымчанами» ставит Москва?

Понятно, что переписку на форумах соцсетей ведут в основном  те, кто хочет приехать на аннексированный полуостров на свой страх и риск.

Иное дело  госслужащие и силовики. Тех сюда завозят целенаправленно. Прибывшие в Крым на замену украинским коллаборантам чиновники стараются по блату перетянуть за собой родню или обслугу с прежнего места службы.

Недавно одиозный тележурналист Мамонтов в очередном выпуске своего пропагандистского крымского цикла показал репортаж о сдаче нового многоквартирного дома для военнослужащих оккупационных войск. Такие сюжеты у него были и в 2014, и в 2015 годах. Но тогда было очевидно, что основную часть работ сделали еще при украинской власти. А дома, запущенные в эксплуатацию в конце 2016-го, вполне могли быть выстроены уже за оккупационный, вернее – дотационный счет.

О том, что на стимулирование силовиков Кремль денег не жалеет, писал на страницах «Хвили» в статье «Зачем Россия спешно заселяет Крым и что это значит для Украины?» белорусский публицист и блогер, автор аналитических публикаций о белорусской и украинской политике и экономике Игорь Тышкевич, в настоящее время проживающий в Киеве:

И это (строительство жилья) финансируется по линии поддержания боеспособности ЧФ. Есть еще программа «военной ипотеки». Когда офицер может купить себе жилье в любом регионе РФ. В том числе и на вторичном рынке. Так вот, военная ипотека в Крыму работает. Активно. О масштабах явления можно судить по предложениям в новостройках на сайте всероссийского оператора военной ипотеки.

Размышляя после приведенных фактов о перспективах деоккупации Крыма Украиной, автор пишет:

 Офицер, прапорщик или контрактник, проходящий службу в ВС РФ. Именно эти люди получают жилье. Они и их семьи. И они будут защищать свое. Ведь Крым уже «их полуостров»  там их дом или квартира. Выезжать куда-то под Магадан или в Дагестан, где можно получить недорогое жилье по военной ипотеке, им не хочется. Другие – по украинским законам предатели. Им тоже не светит ничего хорошего.

Таким образом, основу сил, которые будут любыми способами препятствовать приходу Украины, уже составляют совсем другие люди. По иронии судьбы, часть из них сидела в блокированных украинских военных городках. Часть брала эти городки штурмом.

В любом случае имеем группу из примерно 150 тысяч человек, для которых возврат Крыма Украине  крах всей жизни. Эта группа относительно молода. Мужская часть знает, что такое дисциплина и как обращаться с оружием.

150 тысяч человек это, извините около 7% населения (по состоянию на сегодняшний день). Такое количество организованных и мотивированных людей вполне достаточно для создания негативного информационного фона и общей нестабильности.

Не исключено, что кроме всего прочего в Крым специально свозят из РФ разный лояльный народец, чтобы он правильно проголосовал на новом гипотетическом референдуме о принадлежности Крыма, проводимого, скажем, под эгидой официальных иностранных наблюдателей.

Естественно, проблем в деле будущей реинтеграции Крыма в Украину немало, но стоит ли сразу поднимать руки вверх перед трудностями и отказываться от перспективы возвращения полуострова, как это с легкостью делает публицист Остап Дроздов в своем посте в Фейсбуке?

А что будет после реинтеграции Крыма в Украину?

В упомянутом в первой части обзора интервью для «Нового времени» Мустафа Джемилев отмечал: 

– Прокуратура АРК, созданная в Украине после оккупации Крыма, сейчас вплотную занимается расследованием фактов направленного переселения специалистов из РФ в аннексированный Крым, поскольку это – грубое нарушение Женевской конвенции 1949 года о статусе временно оккупированных территорий, которое относится к разряду военных преступлений.

Бывший крымчанин Борис Бабин, юрист по специальности, эксклюзивно для QHA прокомментировал правовой аспект миграционной селекции Кремля в аннексированном Крыму:

Мы имеем классический вариант организованного переселения. Государство как бы говорит россиянину, направляя его в Крым: да, ты  колонист, но не отчаивайся, а устраивайся на работу, приобретай недвижимость, пускай корни, рожай детей!

А ведь это – действительно преступление международного характера. Потому что 4-я  Женевская конвенция запрещает организованно завозить какие-либо специальные группы людей или путем специальных мероприятий переселять население на оккупированные территории.

А о том, что такая работа ведется, свидетельствуют официальные материалы, подтверждающие, что в Крым завозятся специалисты и им выплачиваются так называемые подъемные.

– Это не секретные данные, ибо завозятся представители гражданских специальностей – врачи, учителя, начальники ЖКХ. В качестве подъемных дают несколько миллионов рублей, при условии, что они несколько лет поработают в Крыму. Еще раз повторю, что подтверждение этому преступлению существует на уровне нормативной базы государства-оккупанта.

Иное дело  сможет ли Украина использовать эти факты в международных судах, в частности в Международном уголовном суде? Ведь Украина до 2019 года отказалась присоединиться к Римскому статуту.

– Хотел бы охладить пыл энтузиастов спецоперации «КрымНаш», особенно тех из них, кто попытается добровольно связать свою судьбу с Крымом. Люди, проживающие на де-юро оккупированной территории, ограничены в своих возможностях. Скажем, достаточно россиянину переехать в Крым и получить там регистрацию и документы – и он, с точки зрения международного права, становится достаточно уязвимым. Ведь такой человек не сможет работать и учиться за рубежом или просто поехать туда в качестве туриста.

То есть в Крым едут люди особой категории, заранее сознавая, что, живя в Крыму, они никуда из России не поедут. То есть это люди с определенным менталитетом.

В отличие от пришлых, коренные крымчане, жившие здесь до 2014 года, даже если они вынуждены взять российский паспорт, чтобы избежать бытовых и социальных неудобств, имеют реальные перспективы путешествовать по миру. Естественно, разговор сейчас не о коллаборантах, перешедших на сторону врага и занятых в силовых структурах или на госслужбе оккупантов, а обо всех остальных, которые остаются гражданами Украины, ведь никто их гражданства не лишал.

При желании поехать за рубеж у них есть замечательный выход: пересечь админграницу в ближайшем райцентре Херсонской области, оформить себе украинский паспорт и загранпаспорт – и спокойно ездить по миру. Более того, с точки зрения третьих стран, человек, проживающий на оккупированной территории, – жертва, и некоторых поблажек и возможностей у него больше.

Кстати, об этом мало кто знает, но у нас людям с украинским паспортом с крымской регистрацией получить визу в западные страны – американскую, шенгенскую – гораздо легче, чем украинцам, проживающим на материке.

– Существует версия, что одной из целей аннексии было восполнение демографических ресурсов основного этноса РФ  русских, формально не имеющих своих национально-административных образований. Вполне возможно, что и этот фактор учитывался при аннексии.

В РФ в последние годы распиарили в СМИ феномен так называемого «русского креста», когда рождаемость превысила смертность. Но если взять карту российских регионов и разбить ее по приросту населения, то мы увидим, что в Закавказских республиках заметен существенный прирост, в национальных автономиях – в Бурятии, Якутии, Татарстане и Башкирии – тоже удалось преодолеть нулевой баланс прироста населения, зато в русскоязычных регионах рождаемость абсолютно не увеличилась, смертность по-прежнему ее превышает. Именно поэтому процент этнических русских в общей структуре населения РФ постоянно сокращается.

Сможет ли Крым стать таким своеобразным инкубатором для дальнейшего увеличения популяции этнических русских на материке? Наверняка нет. Вряд ли оккупационные власти и их кремлевские кураторы смогут обеспечить массовую колонизацию Крыма, как было после войны, когда с полуострова депортировали крымских татар. 

Да и завозят они в Крым чиновников и военных десятками, но не сотнями тысяч человек. 

Тем не менее, не сложно предугадать весьма специфическую ситуацию: когда Украина вернет Крым, мы там будем иметь ситуацию, схожую с Балтией, с несколькими тысячами так называемых неграждан, но их вовсе не будет миллион. Они могут пользоваться всеми правами граждан, заниматься бизнесом, но им запрещено будет участвовать в выборах и работать в госструктурах.

Думаю, что грядущее роптание недовольных не изменит достаточно очевидную судьбу Крыма – вернуться в состав Украины.

Кстати, в прошлом году на одной из научных дискуссий о способах возвращения Крыма дипломат Богдан Яременко отметил:

– На момент деоккупации крымчане должны знать, какой будет форма управления на полуострове. Когда наши войска и наша администрация вернутся на территорию полуострова, должны быть четкие сигналы для населения Крыма, остальной Украины и международного сообщества, какими будут статус этого региона и права его жителей.

Он также подчеркнул, что создание крымскотатарской национальной автономии позволит решить сразу несколько вопросов:

– Во-первых, обеспечит защиту прав крымских татар как коренного народа. Во-вторых, не изменится статус крымчан: они как жили, так и будут жить в автономии. И, наконец, это будет гарантией того, что Крым никогда не превратится в российскую автономию.

Лидер ОО «Майдан иностранных дел» резюмировал:

– Крым нужно возвращать именно в статусе крымскотатарской национальной автономии. При этом мы должны пояснить украиноязычной и русскоязычной группам, как будут защищены их права. Нужно создать баланс, при котором ни одна из групп не сможет взять верх над другой.

Адептам «исконно русского» Крыма стоит напомнить хотя бы о том, какой была этническая карта Таврической губернии в конце XIX века

Как видим, спокойный оптимизм многих экспертов несколько контрастирует с растерянностью и капитулянством некоторых наших политиков, предлагающих сдать Крым в обмен на мир на Донбассе.

Эксперты уверены, что при всей сложности процесса реалистический путь реинтеграции Крыма существует. С временными прогнозами – сложнее, ибо многое зависит не только от нас, но и от того, как мировая общественность будет в дальнейшем вести себя по отношению к агрессору, а главное – от того, какими темпами и сколь масштабно будет развиваться кризис в РФ, напрямую обусловленный авантюристской политикой ее руководства.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA