КИЕВ (QHA) -

По иронии судьбы, в этот же день, только 80 лет назад – 5 декабря 1936-го года, была принята сталинская конституция, по отзывам многих правоведов - одна из самых демократических в мире. Увы, на практике она не смогла гарантировать ни прав, ни свобод, ни самой жизни не только миллионам репрессированных людей и десяткам депортированных народов, но и ее настоящему автору - Николаю Бухарину.

Отчего судьбу подписанного 22 года назад в Будапеште меморандума постигла та же судьба, что и Основного закона СССР - оставаться лишь фасадом-декларацией? Только ли от того, что звезды не так сошлись в этот декабрьский день или от того, что подписант-нарушитель прописан в проклятом историей месте - в Кремле? Возможно и это, но были и другие, более рациональные причины, о которых в эти дни спорят политики, дипломаты, эксперты.

Одну из таких дискуссий в форме публичных дебатов во вторник организовывает Совет внешней политики «Украинская призма» в содружестве с представительством Фонда Фридриха Эберта в Украине, другая - под эгидой Института Мировой политики и Международного Фонда «Возрождение» прошла в понедельник, 5 декабря 2016 года в столичном Премьер-паласе.

Меморандумом все дело и обошлось.

Меморандум, как документ, по сути, близок к декларации и к договору о намерениях. Но политики предполагают, а обстоятельства real politic заставляют их (а чаще - их приемников на политической сцене) действовать вопреки данному слову и письменно подкрепленных ранее обязательств.

Даже если афоризм "Договор, подписанный с Россией, не стоит бумаги, на которой написан", лишь приписывается Бисмарку, по сути он точно отражает типичное поведение российской политики и дипломатии на протяжении многих веков. А именно - когда у нее исчерпываются резервы, она становится договороспособной, а как только нарастит мускулы - тут же проявляется ее экспансионисткая сущность, включающаяся в себя презрение к нормам права. Так что теория Александра Янова о цикличности в русской истории - лишь объективное отражение этой общей закономерности, а не какой-то особый трансцендентальный феномен России.

Вот и в нашем конкретном случае, Российская Федерация вместе с другими странами ядерного клуба подписывала договоренности о гарантиях ядерной безопасности для Украины в случае ее присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия в начале 90-х, на исходе Холодной войны, которая закончилась не в ее пользу, имея слабые финансово-экономические позиции.

 Ядерное разоружение в Украине началось при Леониде Кравчуке, а закончилось - при Леониде Кучме

Но как правоприемник СССР, Российская Федерация взяла от Советского Союза весь нефтегазовый комплекс, кроме трубы, проходящей по нашей территории. И как только в начале нынешнего века цены на энергоносители пошли вверх, Россия «начала вставать с колен» и более активно приступила к своей постоянной практике - экспансии против соседей. Недаром, даже в открытых источниках Газпром, вместе с ядерным арсеналом, числится по разряду главного геополитического инструментария Кремля.

  Ныне для Газпрома не самые радужные времена. Хоть в петлю залезай! Прекратились и упреки в адрес украинской стороны в воровстве российского газа, поскольку Киев теперь предпочитает закупать голубое топливо у европейцев...

Напомним, что Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум) — межгосударственный документ, гарантирующий соблюдение положений Заключительного акта СБСЕ, Устава ООН и Договора о нераспространении ядерного оружия в отношении Украины как не обладающего ядерным оружием государства-участника Договора, был подписан 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, России и Великобритании.

Станут ли "будапештские автографы" настоящим вещдоком на будущей Гааге? Кто знает...

В соответствии с Будапештским меморандумом и Лиссабонским протоколом, Украина к 1996 году присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Согласно меморандуму, учитывая взятые Украиной на себя обязательства об удалении всех ядерных вооружений с её территории в установленные сроки, США, Россия и Великобритания подтвердили Украине своё обязательство:

1.    Уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ;

 2.   Воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности и политической независимости Украины и никогда не применять никакие вооружения против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН;

  3.  В соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной её суверенных прав и таким образом обеспечить себе какие бы то ни было преимущества;

  4.  Добиваться незамедлительных действий со стороны Совета Безопасности ООН с целью оказания помощи Украине как государству-участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием, в случае, если она станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия;

  5.  Не применять ядерное оружие против Украины как государства-участника Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающего ядерным оружием, кроме как в случае нападения на них, их территории или зависимые территории, на их вооружённые силы или их союзников таким государством, действующим вместе с государством, обладающим ядерным оружием или связанным с ним союзным соглашением.

Принуждение к миру. Ассиметрия к России.

 В 2008 году, когда РФ одержала две безусловных "победы" – сорвала предоставление плана ПДЧ-НАТО для Украины, а в ходе агрессии против суверенной Грузии представила в СМИ Тбилиси, как агрессора против Цхинвали и Сухуми.

Да и свою военную операцию против Грузии назвала не иначе, как «Принуждение к миру». Последующие заседания фигурантов комиссии «Медведев-Саркози» тоже многими воспринималось, как звенья этой российской пропагандистской «миротворческой» операции.

В 2015 году в связи с событиями в Крыму и на Донбассе Верховная Рада Украины признала Россию государством-агрессором, а министр иностранных дел Украины Павел Климкин тогда заявил:

- Будапештский меморандум был грубо нарушен страной, которая обязалась воздерживаться от угрозы или применения силы против территориальной целостности или политической независимости Украины.

США и Великобритания также заявили о нарушении Россией в ходе конфликта в Украине ее обязательств по меморандуму.

Впрочем, еще до открытой агрессии 2014-го года консультации по подписанному Меморандуму подымались после выхода США из договора по ПРО, подписанного еще с Советским Союзом и во время кризиса в Тузле в 2003-м году.

  По сравнению с агрессией 2014-2016 годов инцидент 2003 года возле Тузлы - мелочь. Но, возможно, она стала для РФ своеобразной пробой пера...

А после агрессии Кремля против Грузии в 2008-м году эта тема стала подниматься регулярно, с учетом того, что Меморандум имел явные признаки документа «Модус Вивенди» (т.е. временного или предварительного международного соглашения, заключаемого в расчете на его окончательное урегулирование в последующем), в 2010-м году народный депутат Украины Сергей Гриневецкий (первый заместитель председателя парламентского Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны) выступил с законодательной инициативой о поиске дополнительного инструментария, который призван был сделать положения Будапештского меморандума правообязывающими для его подписантов.

А за год до этого - в сентябре 2009 года экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Владимир Горбулин и доктор политических наук Александр Ливиненко предлагали созвать международную конференцию для подготовки договора о гарантиях безопасности и замены Будапештского меморандума, для участия в которой предлагалось привлечь государства, подписавшие Будапештский меморандум в 1994 году, а также других ключевых геополитических игроков.

 

Со стороны национал-радикалов все чаще начинали звучать предложения о возобновлении Украиной ядерного статуса.

А на днях нардеп Сергей Каплин, частенько замеченный в популистких инициативах и акциях, зарегистрировал проект парламентского Постановления «Об Обращении Верховной Рады Украины к Правительствам государств-подписантов Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештского меморандума от 5 декабря 1994 года) относительно неуклонного выполнения гарантий безопасности», в котором имеется такой  пункт:

- В случае последующего невыполнения государствами-подписантами условий, предусмотренных Меморандумом о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 05 декабря 1994 года, Украина будет вынуждена рассмотреть возможность возобновить статус государства с ядерным оружием.

На публичных дебатах, проводимых под эгидой Института Мировой политики, некоторые эксперты называли постоянное муссирование такой идеи в публичном пространстве крайне популистским и очень вредным, поскольку в реальной плоскости оно может лишь быть на руку Кремлю, как очередной повод в деле оправдания своей дальнейшей агрессивной политики.

Конечно, чтоб слыть патриотом, достаточно периодически сотрясать эфир и медиа-сферу воинственными шапкозакидательскими  намерениями. А не лучше  ли действовать по принципу тех слов, которые приписывают уроженке Киева, ставшей премьер-министром Израиля - Голде Меир?

Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, то мы его применим.

А если отойти от юмора и  быть реалистом, то большинство участников дебатов, в канун Дня Вооруженных Сил Украины, призвали общественность больше внимания уделять развитию обычных вооружений, в том числе, и  ракетной техники, где Украина - на одном из лидирующих мест в мире, что подтвердили и последние военные учения на Юге страны, вызвавшие настоящую истерию в Москве.

Конечно, позиция политических сил, общественных организаций и экспертов аналитических центров – важна, но ответственность за то, что Украина за эти два десятилетия не смогла дополнить Меморандум дополнительным механизмами своей безопасности, лежит, прежде всего, на власти. Впрочем, разве могло быть иначе, если силовые органы (Министерство обороны и СБУ, не говоря уже об Администрации Президента) до недавнего времени возглавляли ставленники Кремля?

А на следующий день - 6 декабря 2016 года в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект № 5489 «О признании утратившим силу Закон Украины «О присоединении Украины к Договору о нераспространения ядерного оружия от 1 июля 1968 года» и возобновления права Украины на ядерное оружие». Инициатором законопроекта стал лидер Радикальной партии Олег Ляшко и еще полтора десятка его единомышленников.

Россия. Несмотря на «КрымНаш», я - не я, и лошадь не моя…

Россия официально отвергает обвинения в нарушении Будапештского меморандума и его применимость к ситуации в Крыму. 4 марта 2014 года президент России Владимир Путин в ответ на заявление Леонида Кучмы высказал мнение, что:

Если события на Украине (Евромайдан) рассматривать как революцию, то следует полагать, что на её территории возникло новое государство, в отношении которого "Россия никаких обязывающих документов не подписывала".

Полемизируя с российским подходом, Марк Фицпатрик, директор Программы по ядерному нераспространению и разоружению Международного института стратегических исследований на одной из зарубежных дискуссионных площадок отметил:

Именно гарантии безопасности, которые МИД России считает второстепенными, побудили Украину присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Также, по мнению Фицпатрика:

- Позиция Владимира Путина о «возникновении нового государства» нарушает базовый принцип международного права, в соответствии с которым договоры заключаются между государствами, а не теми или иными правительствами.

Напомним, что в документальном фильме 2015 года «Крым. Путь на Родину» Путин заявил, что:

- Россия была готова к самому неблагоприятному развитию событий в Крыму, в том числе, привести в боевую готовность ядерные силы в случае военного вмешательства в конфликт третьей стороны.

- Означает ли это что мы привели в состояние боевой готовности и наши ядерные силы? - переспросил его журналист Кондрашов. Путин ответил:

- Мы готовы были это сделать.

При этом он также заявил, что руководство РФ исходило из того, что этого все-таки не произойдет.

По мнению бывшего генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона, пример Украины показал, что идея ядерного разоружения не оправдала себя, и предположил, что:

- Захват Крыма и оккупация Востока Украины вряд ли стали бы возможны, если бы Киев не пошел по пути одностороннего ядерного разоружения.

Такого же мнения придерживается ряд других специалистов, другие же наоборот полагают, что сохранение Украиной ядерного оружия в 1994 году не только не помогло бы избежать российской интервенции, но и, наоборот, могло бы ее ускорить.

Но почти все уверены, что нарушение духа и буквы Будапешта Москвой только подстегнуло ядерные амбиции Пхеньяна и послужит неоднозначным негативным примером тем странам, которые нацелены на создание собственной ядерной программы.

Присутствующая на киевском информационном мероприятии 5 декабря 2016 года посол Великобритании в Украине Джудит Гоф прямо констатировала, что:

Россия не выполняет Будапештский меморандум, в свою очередь, Великобритания готова сесть за стол переговоров со странами-подписантами для консультаций. Однако этот договор ограничен юридическими обоснованиями его выполнения.

При этом она припомнила, как в марте 2014 года в Париже в американском посольстве собрались представители Украины, США и Великобритании, чтобы проконсультироваться в вопросе выполнения Будапештского меморандума, однако Россия на эту встречу не прибыла:

- Там были министр иностранных дел Украины Андрей Дещица, госсекретарь США Джон Керри, я была там с нашим министром иностранных дел. И там было пустое кресло российской стороны, поскольку глава МИД РФ Сергей Лавров не захотел принимать участие в этих консультациях…

Говоря о перспективах процесса, госпожа посол обнадежила экспертов и журналистов:

- Мы будем продолжать пытаться выполнять обязательства в рамках Будапештского меморандума. Мы готовы в любой момент сесть за стол с Украиной, Америкой и Россией, чтобы обсудить этот вопрос, — отметила она.

На публичных дебатах в Премьер-Паласе присутствовали многие знаковые фигуры отечественной дипломатии, связанные с Будапештским процессом.

Экс-министр иностранных дел Владимир Огрызко припомнил, как он консультировался со своей американской коллегой Кондолизой Райс после агрессии Кремля в Грузии на предмет придания Будапештскому меморандуму более действенного механизма исполнения:

Да что вы, Владимир, Грузия - небольшая страна, а на такую большую страну, как ваша, Россия не рискнет напасть, - отметила тогда американский Госсекретарь.

Присутствующий во время подписания Леонидом Кучмой Будапештского меморандума дипломат Александр Чалый припомнил, что начало украинской независимости прошло под знаком желания политической элиты страны иметь у своего государства не  только не ядерный, но и нейтральный статус.

- Нейтральный статус - это серая зона, - полемизировали с ним в ходе дискуссии оппоненты из числа более решительно настроенных коллег-дипломатов.

Они соглашались с тем, что его наличие действительно может снизить градус напряженности с Москвой и уменьшить поляризацию на Юге и Востоке страны, но нейтральный статус требует более значительных ресурсов, нежели коллективная система безопасности, даже ограниченная двусторонним взаимодействием с военными союзами. К тому же, в комплексе с возможной федерализацией Украины, это еще более уменьшит субъектность Украины на международной арене и вновь поставит Украину в фарватер Кремлевской политики.  

Что помимо старых обязательств?

Большинство согласилось с тем, что нейтралитет - не панацея, но в контексте нынешней ситуации в Европе, лозунг немедлительного вступления Украины в НАТО тоже необходимо временно снять, тем более, как по словам наших экспертов, так и их зарубежных коллег, принявших участие в дискуссии - Джеймса Шерра и Исаака Вебба, мир вступает в период большой турбулентности и существования без гироскопа, поэтому нужно предусмотреть новые подходы к укреплению национальной безопасности.

Собственно, как отметила Алена Гетьманчук, возглавляющая Институт мировой политики:

- На нынешней дискуссии, кроме ретроспективного взгляда в наше прошлое, стоит поговорить и о том,  как усилить безопасность Украины в условиях ограниченности отечественных ресурсов.

Классическая репродукция к  библейскому сюжету о "Давиде и Голиафе", размещенная на обложке исследования,  по замыслу составителей должна иллюстрировать тезис: побеждать можно и заведомо более мощного противника.

Для обсуждения было представлено специальное исследование, включающее в себе 10 рекомендаций для нашей власти: о том, как противостоять агрессии, исходя из пяти существующих моделей в сфере безопасности:

- Ассиметричная модель;

- Региональные альянсы;

- Сотрудничество с НАТО;

- Вооруженный нейтралитет;

- Двухсторонние гарантии безопасности.

Сами исследования «Безопасность переходного периода» рассчитаны на среднесрочную перспективу (3-5 лет). При этом аналитики Института, осознавая, что:

- Евроатлантическая интеграция – безальтернативное направление развития Украины. Впрочем, без решительных реформ во всех сферах (и не в последнюю очередь - в оборонной) это стремление будет оставаться так же односторонним. Партнерство с НАТО не должно базироваться на тезисе «членство или ничего», которое характеризуется неспособностью Украины воспользоваться имеющимися возможностями. Украине стоит переходить к этапу «вглубь, а не вширь», углублять сотрудничество по определенным направлениям, предусмотренным Комплексным пакетом помощи, а не расточать ресурсы на поиски новых механизмов.

 Как видим, финансовая помощь США Украине - довольно скромная, по сравнению с другими странами. Возможно, все изменится при новой американской администрации?

При этом отмечается, что активная помощь от наших западных партнеров будет тем больше, чем активней в нашей собственной стране будет осуществляться борьба с коррупцией.

Отмечалось, что Киев не должен делать паузы там, где на то нет особой необходимости. При этом эксперты назвали недопустимым тот факт, что до сих пор затягивается рассмотрение вопроса назначения Председателя Миссии Украины при НАТО.

Отмечалось и в презентованном докладе и в ходе его осбуждения важность создания нового нарратива для стран-партнеров. Украина и ее неправительственный сектор должны позаботиться о создании нового позитивного имиджа страны за рубежом, в частности, как уникального государства, демонстрирующего стойкость в деле отражения гибридной войны.

В контексте отношения со стратегическим западным партером - Соединенными Штатами, аналитики Института рассчитывают, что руководство страны сумеет подписать с новой администрацией США дополнительные документы сотрудничества, помимо существующей ныне Хартии. Чтобы в конечном счете достичь уровня Стратегического рамочного соглашения или Соглашения об оборонном сотрудничестве, включающего в себя целый набор практических приоритетных направлений:

- Совместные учения;

- Сотрудничество в сфере разработки вооружений;        

- Консультационная и материально-техническая помощь в реформе оборонного сектора;

- Сотрудничество в сфере кибербезопасности (является важным звеном в сотрудничестве с США, учитывая, что хакерские атаки Россия проводила как против США, так и против критически важных инфраструктурных объектов Украины);

- Сотрудничество в поддержке международного мира и безопасности, которое усиливало бы роль Украины как стратегической страны для США. Важно наполнить такое сотрудничество реальным содержанием и избегать его декларативного характера;

- Общие исследования и анализ методов ведения гибридных войн;

- Сотрудничество в сфере разведки.

Как видим, арсенал предложений от экспертов негосударственных структур для наших силовиков и военно-политического руководства страны подобран немалый. Остается надеяться, что они не лягут под сукно, а в комплексе других разработок от штатных профессионалов помогут стране и обществу побыстрее перейти к реинтеграции украинских земель, временно оккупированных агрессивным соседом.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA