КИЕВ (QHA) -

На прошедшем 25 сентября референдуме в Иракском Курдистане более 90% населения проголосовало за предоставление автономии независимости, в очередной раз подняв в международном праве проблему противоречия между принципами самоопределения коренных народов и территориальной целостности государств. Односторонний шаг руководства автономии кардинально усложняет баланс сил на Ближнем Востоке и вызвал негативную реакцию со стороны почти всех, за исключением разве что Израиля, влиятельных глобальных и региональных игроков. На что же рассчитывали курды, фактически выступая против всего мира?

По мнению военного эксперта Алексея Арестовича, инициатива проведения референдума изначально поощрялась Соединенными Штатами и другими заинтересованными странами, в частности, Израилем или Саудовской Аравией, чтобы Иракский Курдистан стал вечной проблемой для Ирана, Турции, самого Ирака и Сирии.

— После 11 сентября (атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, — ред.), американцы начали определять, как ответить на угрозу терроризма, они поняли, что легче всего сделать так, чтобы террористы, потенциальные или реальные, убивали друг друга, и у них просто не было бы времени смотреть на запад. Началось это, когда они захватили Ирак, тем самым сломав все барьеры, которые сдерживали регион, после чего обострились конфликты: шиитско-суннитский, курдско-арабский, курдско-иранский и так далее. Но этого показалось мало, хотя принесли в жертву всю Сирию и Ирак. Сейчас создаются условия для дополнительной эскалации конфликта, чтобы Ирану было не до Америки и региональных устремлений, — заявил эксперт.

В то же время, директор Дипломатической академии МИД Украины и бывший посол Украины в Турции в 2008-2016 гг. Сергей Корсунский убежден, что дополнительно усложнять ситуацию в регионе — не в интересах США.

— По моему убеждению, еще большим позитивом для США является сильный Ирак. Я не думаю, что американцы будут играть в такие игры. Дополнительное обострения в этом регионе может привести к непредсказуемым последствиям. Это не в интересах США. Для американцев лучший выход — это мир. Покой  это стабильные цены на нефть, стабильные источники энергоресурсов, в этих условиях американцы выигрывают, потому что они контролируют рынки, банки, мировую финансовую систему.

Напомним, 26 сентября представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт заявила, что референдум о независимости курдской автономии в Ираке, прошедший в понедельник, 25 сентября, усилит нестабильность в регионе.

Тем не менее, силовики в США давно готовятся к независимости иракских курдов. Еще 20 марта на сенатских слушаниях глава Разведывательного управления Минобороны США Винсент Стюарт заявил о неизбежности этого процесса.

— Курдская независимость находится на том этапе, когда мы должны говорить не "если", а "когда" это произойдет. И это осложнит ситуацию, если не удастся прийти к соглашению в Багдаде.

В данном случае, взаимная противоречивость посылов со стороны Соединенных Штатов свидетельствует об отсутствии консенсуса между разными политическими лагерями относительно американской политики на Ближнем Востоке.

Рычаги давления

Проведение референдума в Курдистане стало неприятным сюрпризом, в первую очередь, для Турции. В речах турецких политиков даже фигурируют такие формулировки, как “предательство Барзани” (Масуд Барзани — президент Иракского Курдистана, — ред.)

Опасения турецких политиков отчасти справедливы. В Турции считают, что провозглашение независимости Иракского Курдистана станет примером для турецких курдов.   

Напомним, что в Турции проживают 20 млн курдов, которые составляют большинство в юго-восточных регионах (Турецкий Курдистан). Анкара традиционно сдерживала национальное движение курдов и проводила их отуречивание. До 1991 г. их называли "горными турками". С 1980 г. было запрещено использование курдского языка. Террористическая организация "Рабочая партия Курдистана" (РПК) Абдаллы Оджалана и ее военное крыло "Народные силы обороны" Мурата Карайылана уже более 30 лет ведет партизанскую войну на юго-востоке Турции, устраивает теракты в крупных городах. С 2015 г. конфликт с курдами на юго-востоке страны возобновился. В 2016 г. от рук террористов из РПК и ИГИЛ погибли почти 300 граждан Турции.

— В течение десятилетий в Турции упорно работают против создания предпосылок для сепаратистского движения курдов на юго-востоке, чтобы часть территории Турции не могла стать частью Курдистана, — отмечает Сергей Корсунский.

Тем не менее, по мнению эксперта Центра ближневосточных и африканских исследований им. Моше Даяна Дженга Сагныча, военное вмешательство Турции, о котором заявил Эрдоган, маловероятно по многим причинам, но главным образом из-за того, что Турция глубоко увязла в Сирии. Кроме того, до сих пор не решена проблема с РПК (Рабочей партией Курдистана, — ред.)  в юго-восточной Турции, где едва ли не ежедневно происходят столкновения. На еще одну операцию Турция не пойдет, и об этом знает руководство Иракского Курдистана.

Экономическая блокада курдской автономии также будет малоэффективной, так как закрытие границ не может продолжаться в течение длительного времени.

— Торговля между Турцией и Курдистаном составляет около 8 млрд долл. США в год, и в настоящее время там действуют около 1300 турецких компаний. Очень трудно остановить все эти экономические связи в долгосрочной перспективе. Кроме того, торговля между Турцией и центральным правительством в Ираке проходит через Иракский Курдистан, поэтому будет очень сложно поддерживать закрытие границ, — считает Дженг Сагныч.

По мнению Алексея Арестовича, даже в том случае, если Турция и заблокирует торговлю, это мало поможет и товаропотоки просто перейдут в тень.

— Опыт показывает, что контрабанду нефти не удается остановить, даже маленькая Чечня размером с половину Киевской области занималась контрабандой. То есть, нефть будет продаваться и будет давать бюджетные поступления, — считает эксперт.

Не так уж много способов повлиять на Эрбиль и у Багдада. На данный момент численность Пешмерга (курдского военизированного формирования) составляет около 140 тыс. человек и продолжает расти, а до 2020 года планируется довести эту цифру до 200 тыс. человек.

Силы Пешмерги сведены в 12 пехотных бригад, каждая численностью 3-5 тыс. человек. Имеется большое число отдельных батальонов, несколько батальонов сил специального назначения, артиллерийских дивизионов и вспомогательных подразделений.

Арестович считает, что военный сценарий со стороны Ирака также не реализуем, так как небольшие группы ополчения, которыми действует Пешмерга, в условиях горно-пустынной местности и городской застройки способны воевать бесконечно долго, кроме того, курды будут действовать на собственной территории.

— Референдум был инициирован тогда, когда иракская армия была истощена на штурме Мосула, у правительства нет никаких сил для этого всего, они и не пытаются. Относительно попыток натравить шиитское ополчение или иранскую армию, реальная боеспособность хорошо видна в Сирии. Они могут проводить удачные операции, но не одержать окончательную победу, опыт ИГИЛ это показал.

Тем не менее, в свете приближающихся всеобщих выборов в Ираке в 2018 году, на премьер-министра аль-Абади возрастает давление. Попытки смягчить риторику и сесть за стол переговоров расцениваются его противниками как признак слабости. Поэтому он вынужден демонстрировать жесткую позицию.

Едва ли не больше всего рычагов влияния на правительство Иракского Курдистана имеется у Ирана. ИРИ очень давно сотрудничает с Патриотическим союзом Курдистана, второй по влиянию политической силой в автономии, доминирующей в районе Сулемании, граничащем с Ираном. Лидеры ПСК, включая бывшего президента Ирака Джалала Талабани, регулярно посещают Иран и поддерживают тесные связи с иранским руководством. Кроме того, в последние годы наладились активные контакты с третьей по влиянию партией в автономии — Горран.

Также, как и Турция, Иран располагает и экономическими рычагами давления, в частности, это поставки электричества и некоторых критически важных видов вооружений, которые США не поставляют.

Тем не менее, среди руководства Ирана есть опасения того, что эскалация напряженности с иракскими курдами опасна для ИРИ. По мнению экспертов Центра стратегических исследований Ирана, который напрямую связан с офисом Верховного лидера Ирана Али Хаменеи, скрытое содействие США и Израиля провозглашению курдской независимости имеет целью втянуть Иран в еще один конфликт, уже у собственных границ, и отвлечь ИРИ от усилий по установлению сухопутного коридора к Средиземному морю через Ирак, Сирию в Ливан. В таком случае, непременно будет введен новый пакет экономических санкций и усилены поставки оружия курдам со стороны США.

Таким образом, очень велика вероятность того, что в ближайшее время Иран не будет предпринимать откровенно враждебных шагов на курдском направлении.

Гораздо предпочтительней для Ирана действовать через партнеров из ПСК и Горран в условиях неизбежного ослабления ДПК, ведь до последнего момента референдум даже не был утвержден парламентом автономии, который был заблокирован ПСК и Горран, и лишь за неделю до голосования удалось достичь согласия.

Как видим, у внешних игроков имеются ограниченные возможности для воспрепятствования провозглашению независимости Иракского Курдистана. Но вопрос в том, хочет ли само руководство автономии независимости?

(Не)окончательный развод

Сам президент автономии Масуд Барзани, похоже, не готов идти на окончательный разрыв с Багдадом. В интервью The Guardian, опубликованном буквально за два дня до голосования, он сказал, что референдум – “это, в определенной степени, конец, но не конец концов”, и после него начнутся переговоры с Багдадом и соседями по региону.

— Багдаду нужно совершить подвижку в разработке концепции того, как мы можем вести переговоры, будучи добрыми соседями и в рамках определенного графика, – заявил Барзани.

По мнению Сергея Корсунского, главной целью правительства автономии была не независимость, а стремление укрепить свои позиции, чтобы изменить схему распределения доходов от экспорта нефти.

— Я думаю, что этот референдум призван укрепить позицию правительства Иракского Курдистана. Они показывают Багдаду, что у них единый народ, 90 с лишним процентов поддержали независимость. Я провожу параллели с референдумом о независимости Украины от Советского Союза. Тоже больше 90% поддержали это, что дало силу и легитимность центральному правительству, чтобы продолжать эти шаги.

Одной из ключевых задач в такой ситуации для руководства автономии будет сохранение конструктивных отношений с соседями. Для этого нужно убедить Иран и Турцию в том, что усиление курдов Ирака имеет целью лишь улучшение их позиций на внутрииракском треке, и не повлечет за собой дополнительную поддержку их иранских, турецких и сирийских собратьев.

В середине сентября в Эрбиле были с неофициальными визитами глава Национальной разведывательной организации Турции Хакан Фидан и командир иранского спецподразделения “Кудс” Касем Сулеймани. Вероятно, прибытие столь важных гостей в столицу автономии накануне референдума имело целью убедиться в невраждебных намерениях иракских курдов.

Роман Кот

QHA