КИЕВ (QHA) -

(Окончание тематического цикла. Начало читайте тут)

В дополнение к отчету о праздновании первого мая, мы решили обратиться к экспертам из числа бывших народных депутатов, в минувшем - практикам протестного движения, с вопросом: кто займет вакантное место коммунистов и социалистов на левом фланге политики, традиционно позиционировавших себя главными защитниками обездоленного люда.

Но сначала обозначим позицию власти и профсоюзов, которые, как не крути, формально, вместе с работодателями, являются сторонами социального партнерства.

 В правительстве ощущают подъём

Один из творцов передела мира в сторону левого уклона, случившегося сто лет назад, в своих философских работах заметил: «материя есть объективная реальность, данная нам в ощущениях и существующая независимо от нашего сознания». Поскольку другой классик исторического материализма отметил, что «практика - критерий истины», следует заметить, что применительно к нынешней ситуации «ощущения» эти зависят от места сидения наблюдателя.

К примеру, на днях премьер-министр Владимир Гройсман, просмотрев статистику на своей странице в Фейсбуке, с явным удовлетворением констатировал:

- Хорошая новость. По данным Госстата, средняя зарплата штатного работника в Украине в марте 2017 года составила 6752 грн. Это вдвое больше минимальной зарплаты и на 8,7% больше показателя февраля. Такой рост вполне соответствует росту промышленного производства, которое в марте выросло более чем на 8%, – написал он.

Премьер отметил, что в целом за год рост доходов украинцев превысил 37%.

- Учитывая, что показатель инфляции за этот период составил около 15%, можем смело говорить, что рост зарплат наконец-то опережает рост цен. А это то, чего мы хотим: показатели экономического роста конвертируем в реальное благо для каждого украинца, - заверил он.

Оптимизму главы Кабмина можно только позавидовать. Впрочем, может государственная статистика опирается на какие-то специальным тайным реестром выбранные торговые точки, где цены замерли, как стрелка на испорченных весах, поскольку среднестатистический украинец не ощущает «объективной реальности» в деле подъёма своего жизненного уровня.

Однако, терпеливые украинцы уже давно махнули рукою на власть, кто помоложе и поэнергичней - едут на заработки за границу, кто постарше - экономит на всем и живет огородом.

Казалось бы – нужно протестовать против своей нищеты, но протестная активность украинцев – достаточно низка.

Кто готов на протесты? Профсоюзы констатируют: немногие

Не так давно в столице прошла дискуссия: "Возможны ли в Украине забастовки?» (Видео с мероприятия смотрите тут) Организована она была региональным офисом Фонда им. Фридриха Эберта "Диалог Восточная Европа" и Федерацией профсоюзов Украины.

Выступивший на ней председатель Федерации профсоюзов Украины Григорий Осовой отметил, что низкое количество забастовок в Украине обусловлено несовершенным законодательством.

- Профсоюзы недостаточно применяют забастовки для решения трудовых споров. Причин для этого есть немало, в частности, они заключаются в несовершенном законодательстве, которое так забюрократизировало процедуры, что на этапе к забастовке должны пройти как минимум 40-50 дней, в то время как проблема является архиважной и требует немедленного реагирования и решения, - отметил руководитель ФПУ.

По его словам, в законодательной плоскости необходимо размежевать забастовки по правам и по интересам.

- Забастовки в связи с нарушением прав должны иметь быструю процедуру рассмотрения, реагирования на явление. А если забастовка происходит при основаниях учета интересов, здесь есть время для того, чтобы провести дискуссии, - считает Осовый.

Пользуясь случаем присутствия на круглом столе нардепа Сергея Каплина, председатель Федерация профсоюзов Украины передал ему соответствующий законопроект. Один из аспектов этого законопроекта - отмена запрета забастовок в 18-ти законах Украины.

Здание ФПУ, бывшее во время Революции Достоинства штабом Евромайдана, теперь интенсивно реконструируется после пожара, случившегося в последние дни противостояния со старым режимом. Теперь на его фасаде - банер с лозунгом: "Свобода - наша религия". Хотя профсоюзы, по идее, должны отстаивать другие составные триады Великой французской революции - "Равенство и братство". 

Второй аспект этой проблемы, отметил председатель ФПУ, – это готовность или неготовность самих работников и профессиональных союзов выйти на забастовку, как крайне необходимую форму защиты прав и интересов работников.

Выяснилось, что по результатам социологического опроса, который провел Институт социологии Национальной академии наук Украины (а всего было опрошено 1800 работников индустриального сектора), на наличие трудовых конфликтов указал лишь каждый 5-й работник. Однако лишь в одном случае из 10-ти трудовые конфликты закончились удовлетворением требований работников - то есть, 90% таких конфликтов не были результативными.

По мнению конфликтологов, это говорит о том, что механизмы, которые прописаны в законодательстве, не могут эффективно развязать коллективный трудовой конфликт.

Относительно отстаивания своих прав, то, согласно данным опроса, каждый 3-й возмущается тем, что нарушаются его права, но боится за них бороться. Каждый второй - 47% - вынужден терпеть, потому что не видит возможность защитить свои права. И только каждый 10-й - или 12% - отстаивает свои права всеми доступными средствами.

При анализе стачечной борьбы и конфликтов в Украине по итогам трех последних лет, выяснилось, что за это период было зафиксировано всего лишь 43 забастовки, причем абсолютное большинство из них - 30 - это забастовки шахтеров. Видать, более бескомпромиссно бороться за свои права - давняя традиция горняков, еще со времен перестройки.

Поскольку значительная часть украинских шахт находится на территории, неконтролируемой Киевом, и они с недавних пор сейчас «национализированы» сепаратистами, то, думается, что дальнейшая статистика рабочей протестной активности будет лишь уменьшаться.

Возможно, на уменьшение протестной активности влияет и осознание того факта, что в условиях военного противостояния с российскими агрессорами всякая уличная активность играет на руку врагу? Хотя, скорее всего, тут первую скрипку играет отмеченная социологами робость и зависимость рабочих от своего работодателя: протестующим комфортнее помитинговать перед Кабмином или парламентом, обвиняя абстрактную власть и «антинародный режим» во всех своих бедах, нежели добиться от собственного работодателя увеличения процента зарплаты в полученной прибавочной стоимости.

 

Где же партийная «крыша» трудящихся? От анализа может крыша поехать…

«QHA» в дни празднования Международного дня солидарности трудящихся решило обратиться к экспертам из числа бывших народных депутатов, в минувшем - практикам протестного движения, которые на некоторое время отошли от активной партийной жизни. Думается, неучастие в нынешней политической борьбе делает их выводы менее заангажироваными, чем те, которые мы бы получили, обратившись к действующим парламентариям.

Тематику нашего экспертного опроса продиктовал Первомай. Итак, нас интересовало - кто теперь выражает интересы трудящихся в обществе: профсоюзы, общественные организации или по-прежнему политические партии? Кто займет вакантные места коммунистов и социалистов на левом фланге политики?

 

Олесь Доний, политолог, телеведущий, один из лидеров студенческой «Революции на граните» 1990-го года.

Александр Сергеевич, 1 мая - день отстаивания трудящихся своих прав или таки день солидарности с иностранными братьями по классу? И нужно ли сохранять за этим днем - выходной?

- Борьба трудящихся за свои права происходит во всем мире, независимо от того - красный день календаря 1-го мая у них или нет. В Испании, это тоже выходной, а вот в Великобритании - нет.

В основном, борьба идет за условия труда. В Западной Европе она проходит преимущественно в виде забастовок. У нас, к сожалению, люди не умеют или не хотят бороться за свои экономические права. И это — настоящая катастрофа. Возьмем, к примеру, учителей. Вы помните хоть одну забастовку педагогов, хоть каждый из них жалуется на маленький размер свои зарплат, как трудно выжить за эту зарплату?

А вот в Лондоне в том году остановились поезда метрополитена, поскольку его работники были не удовлетворены размерами оплаты своего труда, и позже муниципальная власть все-таки вынуждена была пойти на уступки работников подземки.

Стоит ли бороться за свои права украинцам? Безусловно. Помогает ли этому дополнительный выходной - 1-го мая? Думаю, что нет. В той же Англии - это рабочий день, но люди там умеют отстаивать свои права, у нас день этот хоть и выходной, но его используют преимущественно для выезда на пикник или на дачу. Т.е., украинцы поступают как конформисты - за права свои не борются, но выступают за сохранение этого праздника, как дополнительного выходного дня, когда можно не работать.

В рамках общественного диалога, накануне Дня независимости в прошлом году украинское правительство впервые, после долгого перерыва, заключило трехстороннее Генеральное соглашение с профсоюзами и работодателями. Тогда премьер Владимир Гройсман даже сказал о новой истории взаимодействия относительно социально-экономической политики государства, развития национальной экономики и создания надлежащих условий для труда граждан. Как Вы думаете – не профанация ли это? Верите ли Вы в то, что подобный диалог может стать реальным механизмом защиты людей?

- Увы, нет. И дело тут даже не в правительстве и не в профсоюзах, а в людях, которых, по идее, профсоюзы объединяют. Хотя лидеры разнообразных отраслевых профсоюзов у нас заняты преимущественно другим, и их больше интересует наличие льгот, ресурсов, собственности, но для виду они время от времени готовы создавать иллюзию своей активности и незаменимости, затевая переговорный процесс с работодателями, или проводя митинги у здания правительства или парламента.

Но, в целом, профсоюзы наши не исполняют главной своей функции - быть выразителем интересов трудящихся и защитников их интересов. Утверждаю это, имея былой депутатский опыт, когда мне удалось выбить задолженность по зарплате для учителей одного из районов моего избирательного округа. Я провел брифинг, обратился в прокуратуру, и все в течении суток решилось. Вопрос: а где были два месяца кряду отраслевые профсоюзы?

Но кроме профсоюзов, права определенных категорий и групп людей призваны защищать и политические партии. Во всем мире классификация партий на правые и левые осуществляется по ключевому принципу, в зависимости от размера бюджетного перераспределения совокупного общественного дохода, через механизм налогов. Как правило, за увеличение налогов на социальные нужды выступают левые партии, за их уменьшение - правые. А как у нас, при наличии более 350-ти зарегистрированных в Минюсте?

- Слово «левый» у нас очень популярно, его стараются использовать, хотя часто левые ассоциируются с пророссийским геополитическим трендом. В то же время, левые лозунги, левые пункты – они присутствуют в программах почти всех партий, не говоря уже о том, что как популистская риторика левая фраза используется в обычной практике в ходе регулярных дискуссий политиков. И это не удивительно, ведь трудящиеся составляют основную базу избирателей.

Точно так же у нас нет и чисто правых партий, которые бы не скрывали, что они защищают интересы большого капитала. У нас правые ассоциируюся больше с национальной, а не с экономической составляющей. Поэтому в условиях Украины - у нас искривленная идеологическая парадигма с распределением на правые и левые.  А поскольку за левыми партиями тянется шлейф промосковской ориентации, то создание новых левых партий по инерции натыкается на отпор со стороны патриотических сил.

На первомайском митинге, состоявшемся после шествия по Хрещатику сторонников социал-демократической партии, ораторы среди наших бед назвали и обилие зарегистрированных партий, которые дезориентируют избирателей на выборах. Вы за то, чтобы каким-то образом регулировать их количество и участие в избирательных кампаниях?

- Чрезмерная распорошенность нашего политикума - действительно не способствует росту политической ответственности, но чрезмерная зарегулированость - она более опасна, поскольку тогда возникает угроза того, что власть не будет регистрировать, а значит, и допускать к выборам, неудобные, конкурентные и, действительно, идеологические оппозиционные для себя политические силы.

Поэтому я на месте новых партийцев не артикулировал бы тезис, что есть правильные, идеологически мотивированные партии, а есть неправильные. Нужно учиться объединяться, сотрудничать, создавать разнообразные коалиции, если уж не получается объединиться в одну партию, учиться уважению к конкурентам, а не только критиковать их, поскольку действующая власть заинтересована в том, чтобы критика со стороны оппозиционных сил звучала не только в их адрес, но и распределялась между собой.

Кстати, об объединениях партий. Когда-то у нас во всю процветали партийные блоки (иногда даже именные), потом блокирование партий запретили на законодательном уровне. Может, напрасно?

- В разных странах по-разному решают проблему широкого партийного представительства во власти, и тут дело не только в возможности объединяться перед выборами, но и в том, каков сам механизм отбора, т.е., какой принят избирательный закон формирования парламента. Я уверен, что в условиях Украины проходной барьер нужно снизить до возможности прохождения одного депутата от определенной политической силы, пусть даже это будет и меньше полупроцента от числа избирателей.

Главное, чтобы выборы проходили исключительно по пропорциональной системе. Это даст возможность и развиваться партиям, и шанс быть представленным в парламенте всем настроениям, что существуют в обществе. При этом политическая распорошенность будет меньшей, чем сейчас, когда 225 депутатов проходят по мажоритарке. И тогда не имеет значения процедура создания блоков перед выборами, поскольку и маленькая партия имеет возможность делегировать своего депутата в парламент.

Вероятно, столь пристальное внимание вопросам формирования парламента объясняется тем, что у нас, в отличии от России, не президентско-парламентская, а парламентско-президентская республика?

- Вы тоже пошли на поводу у распространенного мифа и штампа. В Европе нет более президентской страны, чем наша, разве только - Беларусь. Больше полномочий, чем у Порошенко, в Европе имеет только Лукашенко.

А Путин?

- Россия - не европейская страна, а евразийская, как и Турция с Казахстаном. Причем, столь широкие полномочия Гаранта у нас законодательно прописаны, и это помимо тех, которые он узурпировал по факту.

И последнее. Нужны ли нам внеочередные выборы?

- Эта власть - опасна для страны, поэтому выборы нужны, не столько даже парламентские, сколько - президентские. Если власть не изменить, украинцев ожидает бедность и "зажим" демократии. И вообще - чем чаще будет осуществляться ротация элит - тем лучше для страны и общества.

 

Владимир Панченко, участник общественной инициативы «1 декабря», литературовед, профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия», один из создателей первой альтернативной КПСС фракции в украинском парламенте - «Партии демократического возрождения Украины», активист социал-демократического движения в 90-е годы.

Владимир Евгеньевич, отчего, по Вашему мнению, наше партийное строительство столь калейдоскопично? Не успеешь приглядеться к некоторым лидерам и активистам, глянь - они уже в другой партии, причем часто - с совершенно другой идеологией. Скажем, экс-министр иностранных дел Леонид Кожара и бывший экономист от Партии регионов Алексей Плотников – теперь лидеры украинской партии «Социалисты», я уж не говорю о трансформациях Сергея Каплина.

- Так исторически сложилось, что на практике в партийном строительстве Украины критерий идеологии оказался - не главным. До недавнего времени в украинском парламенте к условно идеологическим партиям относили свободовцев и коммунистов. Хотя последние были преимущественно лишь на словах пролетарской партией, а на деле - в ее основании был густой замес из коррупции и демагогии.

Впрочем, по аналогии с гибридной войной, большинство наших партий также можно назвать гибридными. Они создаются в формате чисто вождистского проекта, как симулякры, отстаивая интересы отдельных бизнес-групп. Причем, многие используют социал-демократическую риторику как механизм прихода к власти. И новый социал-демократический проект от Каплина, в этом плане, не исключение.

Кстати, меня лично удивляет отсутствие у нас мощной консервативной партии, отстаивающей традиционные ценности украинского народа.

Но, по-моему, были попытки и у Степана Хмары, и Олега Соскина занять эту нишу. В их политических проектах, насколько я помню, прилагательное «консервативная» присутствовало.

- Вот именно, что были попытки, а где результат, где рейтинг, где, наконец, участие в выборах?

 

Борис Беспалый, политический эксперт, в прошлом один из координаторов от Блока «Нашей Украины» по согласованию коалиционного соглашения между «Нашей Украиной», БЮТом и СПУ в 2006-м году, которое так и не было воплощено в жизнь из-за создания другой правящей коалиции - между ПР, КПУ и СПУ.

 Первомай для нас - праздник или нет, Борис Яковлевич?

- Он в ста сорока странах мира праздник. Вопрос: отчего же у нас многие к нему относятся настороженно? В первую очередь, от того, что левые политические проекты у нас оказались во многом дискредитированы. Имею в виду даже не тоталитарное прошлое с его репрессиями, а последние десятилетия, когда та же Компартия Украины не столько боролась за права трудящихся, сколько исполняла роль 5-й колонны Москвы, что после агрессии РФ против нашей страны в 2014-м естественным образом стало восприниматься, как пособничество врагу.

Хотя даже после запрета деятельности КПУ в Украине все равно еще остается определенная ниша избирателей, ностальгирующая по прошлому, именно за нее и будет борьба среди партий на следующих выборах, а это значит, что многие партийные лидеры будут корректировать свою риторику с учетом этого фактора.

Что касается Сергея Каплина, то он всегда тяготел к скандалам, но авторское право на этот стиль политического позиционирования в отечественном политикуме плотно оберегает от конкурентов Олег Ляшко, поэтому Каплин со своей «Партией простых людей», воспользовался запретом КПУ, дрязгами в рядах социалистов, сделал дрейф влево, став теперь лидером «Социал-демократической партии», и, плотно опекая профсоюзы, рассчитывает на прохождение в новый состав украинского парламента.

 

Тарас Черновол, политолог, в прошлом - один из активистов движения «Украина без Кучмы»

Тарас Вячеславович, поскольку Украина считается наиболее бедной страной Европы, удивляет отсутствие у нас мощных левых сил, которые во всем мире отстаивают интересы именно наиболее социально уязвимых слоев общества.

- Это только по официальной статистике мы - самые бедные, а если посмотреть по уровню купли-продажи элитного жилья и дорогого импортного авто - мы можем дать фору большинству европейских стран, традиционно считающихся богатыми. А все из-за того, что массово не платим налоги. Это я даже не про олигархов говорю, а про наш средний класс, четыре пятых из которых скрывают свои доходы, используя лазейки в налогообложении физических лиц-предпринимателей. И это я считаю одной из самых больших проблем страны.

Именно из-за этого социальная база левых сил столь ограничена. Хотя пятая часть украинцев – действительно нуждается и в социальной защите, и в своем представительстве во власти, но они растворяются среди общей статистики псевдо-бедных. Поэтому им трудно адресно помочь, но еще сложнее призвать к политической активности.

 А как часто лидеры наших партий берут на вооружение методы партийной мимикрии, используя чужие лозунги в своей работе с потенциальным электоратом?

- Постоянно. К примеру, Олег Ляшко позиционирует себя приверженцем классических радикальных методов, но при этом в своей риторике многое взял от социалистов и коммунистов. 

А вообще-то главная черта большинства политических проектов - чрезмерный популизм. Партия Сергея Каплина тут не исключение, поскольку имеет солидных конкурентов со стажем. Возьмём, к примеру, «Батькивщину». Сейчас они против приватизации, продажи земли, против внедрения рынка электроэнергии, а когда сами были у власти, то проповедовали и осуществляли диаметрально-противоположную политику.

Считающиеся ульраправыми «Свобода» и «Национальный корпус» не так давно огласили свои намерения, и сложилось такое впечатление, что в их планах многое словно взято из старых социальных программ КПСС.

Или обратим взоры на политический проект нашей буржуазии - Вадима Рабиновича и Евгения Мураева - партию «За життя!». Организационно и фактически такой партии нет на местах, но благодаря популистскому пиару на контролируемых ими медиа-ресурсах - рейтинг у этого фантомного бренда немалый.

В общем, подытоживая, могу сказать: классические левые партии отступили под напором центристских сил, которые более умело используют левацкую фразу и терминологию, а еще больше - демагогию и популизм, располагая для такой деятельности большим финансовым, кадровым, организационным и медийным потенциалом.

Вместо заключения

В первой подаче нашего разговора о партиях мы приводили результаты выборов в новообразованных местных объединенных территориальных общинах от Комитета избирателей Украины, состоявшихся в прошлое воскресенье. Повторим эту таблицу и теперь, тем более, эти результаты наглядно свидетельствуют, что старые структуры проигрывают. А это означает, что политики и дальше будут «хамелеонничать», меняя и идеологическую окраску, и партийные квартиры, и политические бренды, что, в свою очередь, вновь понизит уровень политической ответственности в стране, особенно, если избирательное законодательство у нас останется неизменным.

 

Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

QHA