КИЕВ (QHA) -

Работа над ошибками

Недавно в Институте политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса НАН Украины вышло коллективное аналитическое исследование «Политический процесс в Автономной Республике Крым: особенности, противоречия, просчеты (1991-2014)», которое в определенной мере можно назвать разбором полетов. Сейчас для всех украинских патриотов и соратников крымских татар за рубежом очевидно, что одним из главных просчетов украинской власти стало игнорирование вопроса создания на полуострове территориальной автономии коренного народа.

О том, что если бы крымскотатарская автономия была создана сразу после обретения Украиной независимости, она бы существенно усложнила аннексию полуострова, сказал в одном из своих телевизионных интервью лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев.

 

Многие эксперты считают верным и то, что изменение статуса полуострова (из автономии абстрактной, бывшей, по сути, пенсионным анклавом военной и партийной номенклатуры,  в форму автономии национальной) поможет не только реализовать законное право коренного народа на самоопределение на своей земле и реальное участие в государственном управлении, гарантированное ему многими международными конвенциями, но и ускорит практическую реинтеграцию Крыма в Украину.

Ровно год назад в ходе траурных мероприятий, посвященных очередной годовщине Депортации крымских татар, президент Украины Петр Порошенко заявил о готовности внести изменения в раздел Х Конституции Украины («Автономная республика Крым») о создании крымскотатарской автономии. 

— Мы, пускай даже с опозданием, поняли необходимость создания в Крыму крымскотатарской национальной автономии. Я попрошу конституционную комиссию создать рабочую группу, в которую войдут члены Меджлиса, чтобы она начала работу над разработкой изменений и дополнений в раздел десятый Конституции Украины, — сказал Порошенко.

Отвечая на прошлогодней пресс-конференции на вопрос корреспондента QHA Ольги Волынец о причинах такого опоздания, президент уточнил:

— Я уверен, что мы должны были это сделать для крымскотатарского народа раньше. Все боялись крымских татар, могу откровенно это сказать, все президенты и вся украинская власть. Не тех боялись! Бояться вообще не надо никого. А крымскотатарскому народу форпосту украинскости в Крыму  надо доверять, заявил президент.

Позже, отмечая 20-летие украинской Конституции, ее гарант вновь подтвердил свои намерения.

Почти через год, на недавней воскресной пресс-конференции, он еще раз указал на актуальность этой проблематики, отметив, что рабочая группа, созданная Конституционной комиссией, должна предложить формат автономии ему на подпись, для дальнейшей передачи в парламент.

Как мы уже сообщали, по информации председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова, первое заседание группы назначено на 22 мая в аудитории Киево-Могилянской академии.

В четверг 18 мая на столичном Майдане Независимости в ходе траурного митинга, посвященного 73-й годовщине Депортации крымских татар, Рефат Чубаров выразил надежду на то, что транспаранты в руках активистов с вопросом «Где обещанная автономия?» вскоре устареют.

Одновременно стало известно, что более чем 20 депутатами в парламенте, в том числе Мустафой Джемелевым, Рефатом Чубаровым, Георгием Логвинским, Дмитрием Белоцерковцем и другими, в апреле был зарегистрирован проект закона о статусе крымскотатарского народа в Украине (законопроект №6315).

Речь идет о переформатировании Автономной Республики Крым в национально-территориальную автономию. Прямо указывается: автономная республика в форме реализации права коренного народа Крыма на свое самоопределение в рамках украинского государства. Присутствуют доводы о том, что крымские татары являются коренным народом, прописаны меры по сохранению национальной идентичности крымскотатарского народа,пояснил Мустафа Джемилев особенности нового законопроекта в беседе с журналистами.

Народу — статус коренного, полуострову — национальную автономию

Член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев в беседе с корреспондентом нашего агентства в прошлом году отмечал:

Моя принципиальная позиция заключается в том, что еще до изменения Основного закона парламент должен принять все необходимые законы в сфере этнополитики, которые было поручено разработать Кабмину в Постановлении Верховной Рады Украины «О заявлении Верховной Рады Украины о гарантиях прав крымскотатарского народа в составе Украинского государства» №4475 от 20 марта 2014 года. В первую очередь, это касается закона о коренных народах. Уже есть несколько альтернативных законопроектов его текста.

Одним из самых главных аргументов в борьбе за предоставление крымским татарам статуса коренного народа был, есть и будет тот неоспоримый факт, что крымскотатарский народ сформировался на территории Крымского полуострова, где до 1944 года он проживал всегда, и в настоящее время этот этнос не имеет государственности вне Крыма и Украины. Ведь у большинства национальных меньшинств Украины есть историческая родина предков, куда в случае гонений они могут переехать.

Как вспоминает Эскендер Бариев, в 2003 году был даже разработан и зарегистрирован законопроект «О статусе крымскотатарского народа» под номером №4098. Увы, тогда он так и не стал законом.

К этому, вероятно, не был готов политический истеблишмент Украины, значительная часть которого, как теперь стало очевидным, находилась под влиянием внешних сил...

И вот в апреле 2017 года зарегистрирован новый законопроект — конечно, более прогрессивный, чем тот, 15-летней давности. Будем рассчитывать, что его ждет совсем другая перспектива, нежели его предшественника, тем более что нынешний состав парламента существенно очистился от представителей пятой колонны.

Впрочем, подводя итоги беседы, член Меджлиса крымскотатарского народа тогда отметил:

— В любом случае, конституционный процесс и работа над законом о статусе коренного народа друг другу не мешают, поскольку не создают какой-либо правовой коллизии, а лишь будут дополнять друг друга в общей законодательной базе украинского государства. Кроме того, принятие соответствующих законов и поправок в Конституцию лишает крымских коллаборационистов поля для маневра.

Но если для принятия закона о коренном народе достаточно 226 голосов, то уже для изменений в Х статью Конституции о преобразовании статуса АРК необходима поддержка уже не менее 300 законодателей.

О трудностях, фобиях, заблуждениях и политической конъюнктуре

Ровно год тому назад политолог Владимир Фесенко отметил, что решение вопроса крымскотатарской автономии будет зависеть от конъюнктуры в нашем парламенте.

Стопроцентной уверенности в принятии конституционных изменений у власти нет  оттого, вероятно, и наблюдается некоторая законодательная волокита. Ведь у наших политиков, постоянно нацеленных на выборы, отсутствует единство и по гораздо более понятным и простым вопросам, а в надежде на прохождение в новый парламент партийцы вместо того, чтобы вести разъяснительную работу с людьми, популистски подстраиваются под умонастроения не самой просвещенной части общества.

Ведь значительная часть наших сограждан действительно находится под грузом мифом, стереотипов и фобий прошлого, которые кремлевская пропаганда искусственно раздувает по всем контролируемым ею каналам и ресурсам.

Одним из распространенных заблуждений является версия, что национальная территориальная автономия противоречит унитарному устройству нашего государства, зафиксированному в Конституции.

Однако международный опыт на примере Испании и Финляндии демонстрирует обратное. Об этом напомнила журналистам эксперт Украинского независимого центра политических исследований Юлия Тищенко во время прошлогодней пресс-конференции на тему: «Крымскотатарская автономия: право на самоопределение или путь к федерализации?».

По словам Тищенко, второй массовой фобией является то, что дискуссия о крымскотатарской национальной автономии может запустить негативные общественно-политические процессы, включая сепаратистские. В качестве примера приводятся недавние информационные вбросы о румынской автономии в Украине.

— Но, в отличие от коренного народа крымских татар, украинские румыны являются национальным меньшинством, которое имеет свою территорию и родину, — отмечает эксперт.

Третьим домыслом, по ее мнению, стало то, что активизация обсуждений темы автономии якобы запускает центробежный маховик децентрализации на Востоке. Однако она напомнила, что в Минских соглашениях нет риторики о персонализации образований «ДНР» и «ЛНР» после выборов.

Еще одним устрашающим аргументом против крымскотатарской автономии можно назвать опасения некоторых обывателей, что, получив автономию, крымские татары объявят независимость и присоединятся к Турции... Их довольно успешно разоблачила публицист Лариса Волошина в прошлогодней публикации в газете «День», напомнив:

— Автономия в Крыму уже была советско-российско-шовинистическая, и она уже дважды объявляла «независимость», а один раз даже «присоединилась» к соседнему государству. И крымские татары (которых, действительно, меньшинство, что лишает их даже теоретической возможности повторить подобное) тут совсем ни при чем.

Автор напоминает читателю, в чем суть настоящей национально-территориальной автономии и чем она отличается от псевдоавтономии, существовавшей на полуострове раньше:

— Автономия меньшинства позволит противостоять диктатуре большинства, обезумевшего от своей вседозволенности. Поэтому любые страхи, связанные с крымскотатарским сепаратизмом, мягко говоря, преувеличены.

Лариса Волошина напоминает о россиянах из числа «оппозиционеров», заговоривших о необходимости повторения «референдума» под наблюдением мирового сообщества.

— Единственный способ противостоять этим планам легализации кражи Крыма это реализовать право коренного народа уже сейчас. Согласно международным конвенциям, на земле коренного народа нельзя принимать подобных решений, и воля большинства не властна там, где есть национально-территориальная автономия, — делает она вполне логичное умозаключение.

У многих сторонних наблюдателей может сложиться впечатление, что о Крыме, его коренном народе и крымскотатарской автономии у нас вспоминают лишь трижды в год — в трагическую годовщину Депортации, драматическую — аннексии, а также в торжественный День крымскотатарского флага.

Фактически в широком освещении СМИ так и получаются. Однако есть незаметная, ежедневная, будничная работа наших министерских чиновников, связанных  с крымской проблематикой (МИД, МинВОТВПЛ, Минюст, Мининформполитики, в конце концов  и прокуратуры АРК), есть усилия адвокатов и правозащитников в деле защиты крымских узников, есть активность Меджлиса на международном уровне, наконец  есть профессиональная деятельность экспертов, ведущих исследовательскую и разъяснительную работу по проблематике крымскотатарской автономии.

Уже упомянутая выше Юлия Тищенко в декабре 2016-го вместе с советником Министерства информационной политики по вопросам Крыма Юлией Каздобиной провели встречу с журналистами, на которой эксперты назвали вероятные предстоящие конституционные изменения статуса крымскотатарской автономии существенным шагом в деле деокупации Крыма.

А на днях,16 мая, подобную тематическую пресс-конференцию провела эксперт Института демократии им. П. Орлика Наталья Белицер, которая среди прочего объяснила, в чем разница между автономной республикой и автономной областью.

Подобная интенсивность общения экспертов по Крыму с прессой мотивирована не только незнанием многими украинцами основ международного права и тонкостей этнонациональной политики, но и стремлением Кремля с помощью распространения в прессе и социальных сетях слухов и страхов, столкнуть лбами проукраинские силы и дискредитировать законное право коренного народа Крыма на воссоздание своей территориальной автономии.

В общем, похоже, что даже наш консервативный политикум уже созрел для принятия решения, которое станет судьбоносным не только для коренного народа Крыма, но и украинских патриотов других национальностей. Дело за деталями. Поэтому во второй части нашего тематического обзора мы поговорим о возможных вариантах автономии и о том, почему оккупанты и коллаборанты воспринимают эту идею в штыки.

(Окончание следует)

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA