КИЕВ (QHA) -

«Российский демократ заканчивается там, где начинается украинский вопрос»  (Владимир Винниченко)

 Готовы ли россияне платить непомерную плату за геополитические авантюры своих вождей?

На фоне заметного падения жизненного уровня крымчан, Кремль решил дотировать жителей аннексированного полуострова за счет москвичей и пенсионеров РФ, предполагают аналитики из интернет-издания «Политолог». Ресурс напоминает, что:

Даже в первый год аннексии, когда тема Крыма была в мейнстриме, социологические исследования показывали, что российские обыватели как бы были рады «присоединению» полуострова, но платить за него из собственного кармана они не хотели. В частности, исследование, проведенное в декабре 2014 года по заказу «Немецкой волны», показало, что 67% респондентов не готовы отказаться от части своих доходов ради того, чтобы Крым в перспективе стал экономически успешным регионом. Поддержать «Крымнаш» звонкой монетой согласились только 23% опрошенных. Логично будет предположить, что за это время желающих раскошелиться на «сакральный» полуостров стало еще меньше.

Другую социологию, правда, среди продвинутых пользователей «Эха Москвы»,  приводит в своем посте известный оппозиционный экономист Андрей Илларионов.

Выяснилось, что из 12 с половиной тысяч опрошенных 6 с половиной тысяч людей считают вопрос принадлежности Крыма первостепененным для настоящего российского демократа, около 5 с половиной- не согласны с этим мнением.

Идея опроса возникла сразу после недавнего проведения под эгидой известного российского оппозиционера и бизнесмена Михаила Ходорковского учредительной конференции «Открытая Россия» в Хельсинки.

В отличии от покойного Бориса Немцова, его соратника Ильи Яшина, а также яблочника Григория Явлинского и лидера «Парнаса» Михаила Касьянова, позиция МБХ (как называют Ходорковского завсегдатые политических ресурсов) – по Крыму все время «мутирует» , впрочем, как и у другого оппозиционера - Алексея Навального. Для этого достаточно, прочесть три-четыре его мнения по этому поводу, высказанные в октябре 2014-го и в апреле 2015-го, в самом начале 2016-го года и сравнить их с недавно высказанным в соцсетях мнением, которое буквально взорвало Фейсбук.

Конспект одной принципиальной дискуссии

Активизировал спор о принадлежности Крыма в российском и в украинском сегменте Фейсбука заочный диалог между журналистом Айдером Муждабаевым и Михаилом Ходорковским.

Замдиректора крымскотатарского телеканала ATR в послании к Ходорковскому поздравил его с прошедшим в Хельсинки мероприятием, но попросил уточнить несколько важных и принципиальных вопросов:

- 1. Чем объясняется присутствие на съезде, среди членов организации, представителей из России, публично поддерживающих аннексию Крыма у Украины?

2. Как согласуется с демократическим и оппозиционным характером "Открытой России" публичная поддержка этого "главного достижения" путинского режима, как представляет аннексию Крыма кремлевская пропаганда?

3. Есть ли в программных документах, среди программных целей организации пункт о возвращении Крыма в состав Украины, восстановлении ее международно признанных границ, обозначенных в подписанных Россией договорах?

В своем ответе Михаил Ходорковский отметил:

- Понимаю Ваше желание, чтобы для российского общества, главным вопросом был вопрос Крыма, а единственным решением - его возвращение Украине. Но это не так. Российское общество хочет решать другие проблемы. Чтобы их решить, мы объединяемся, невзирая на различия по многим вопросам, которые общество считает второстепенными. Решение же, в случае победы демократических сил, может быть только путем демократической процедуры или войны. Война нам всем не нужна. Извините. Может Каспаров Вам был бы идейно ближе.

В свою очередь, Айдер Муждабаев уточнил:

- Нет, мне идейно ближе не какой-либо человек или политический деятель. Я ни с кем не связан, и кумиров у меня нет. Идейно ближе мне справедливость и приверженность законам и обязательствам, если мы говорим о новой России, после Путина, которая вернется к законам и обязательствам. Я считаю, что только на принципиальной базе можно построить что-то прочное и эффективное. Я просто хотел от вас прямого и честного ответа. Судя по вашему ответу, если я правильно его понял (если нет, то поправьте), в цели людей, которые объединились в ОР, не входит обязательное восстановление закона и справедливости по отношению к Украине и украинскому народу. В этом смысле я ответом удовлетворен. Что касается того, что Крым — не самое главное, то это, как мне представляется, лукавство. Поскольку всем памятно и понятно, с чего все ныне происходящее и угнетающее всех нас началось, что является причиной нынешнего положения России, и продолжит его определять, и очевидно, чем все должно закончиться. Это как сказать, что мяч в футболе не главное.

И еще один вопрос, извините. Просто я как журналист хочу уточнить ответ. Правильно ли я понял, что в случае победы демократических сил в России они будут настаивать на сохранении Крыма под контролем РФ? Либо, например, требовать от Украины переговоров и уступок в виде согласия на незаконный референдум по поводу принадлежности ее законной территории? Украина, очевидно, на это никогда не пойдет. Значит ли это, что, в случае отказа Украины отдавать на каких-либо условиях свою территорию, демократические силы новой России продолжат в отношении Украины политику войны?

Лидер «Открытой России» на это ответил так:

- Аналогия с мячом опасна неадекватностью. Но если ее продолжить, то у нас дом горит - отстаньте со своим футболом! Демократическое правительство будет работать с обществом и Украиной, пытаясь найти компромисс. Никаких решений, вопреки позиции граждан, не будет. И, насколько я знаю, разумное большинство в Украине провоцировать конфликт по этому вопросу тоже не станет. Пусть крымчане строят жизнь, как хотят.

Айдер Муждабаев в очередной раз озвучил украинскую позицию:

- Разумное большинство Украины, как и любое украинское правительство, никогда не пойдет на переговоры о своей территориальной целостности с любыми властями РФ. Ибо в противном случае оно моментально не будет правительством Украины. Сожалею также, что в своих рассуждениях вы полностью игнорируете права коренного народа Крыма, который — единственный, согласно общепринятым международным правовым нормам, — имеет право на самоопределение на своей родине. А крымские татары свой выбор в пользу Украины давно сделали. И не изменят его, несмотря ни на какие репрессии. Точнее, наоборот: из-за российских национальных репрессиий они лишь укрепились в собственном выборе. По данному вопросу разумное большинство украинцев, как вы выразились, также имеет консолидированную позицию: отдавать своих сограждан, крымских татар, как и всех граждан Украины в Крыму, другой стране они не намерены.

Передача РФ целого народа, собственных граждан, не может быть и никогда не будет для Украины предметом переговоров.

 Если «ОР» и вы являетесь оппозицией Путину, предлагающей России иное будущее, то, на мой взгляд, стоило бы начать со следующего. Призвать прекратить войну и оккупацию территории Украины. Извиниться за политику РФ перед украинцами. Призвать прекратить нацистские репрессии против крымских татар, целью которых является лишение их родины, а методами — убийства, похищения людей, страх, унижение и изгнание. Если вы по какой-то причине ничего об этом не знаете, то можете спросить у меня или у Мустафы Джемилева, с которым я вас познакомил в Киеве два с половиной года назад.

И призвать своих сторонников брать с него пример жизни и борьбы за принципы, свободу, право и справедливость.

Дальше Михаил Ходорковский обрисовал сложность проблемы:

- Мне трудно понять методы, которые Вы предлагаете российской оппозиции. Установить диктатуру и дальше цивилизованный диктатор, вопреки позиции общества, отменит законы о Крыме? Или оппозиция должна не думать о смене власти в стране, пока общество не дозреет до отказа от аннексированных территорий?

И, наконец, крымскотатарский журналист подчеркнул те ценности, на которых базируется настоящая демократия:

- Я не собираюсь предлагать российской оппозиции методы политического поведения в случае прихода к власти, что еще далеко не гарантировано, как я понимаю. Скажу о том, о чем уже можно говорить точно: как оно выглядит на данный момент. На мой взгляд, базовые демократические и правовые ценности все-таки имеют значение для политсилы, считающей себя не только оппозицией Путину (среди таких и нацисты есть), но главное — сторонницей европейского выбора России. Вы же всегда заявляли это. И вы просили логику, так вот тут она очевидно есть. С точки зрения европейской и правовой никаких "законов о Крыме", принятых в РФ, не существует, они изначально неправомочны. Говорите россиянам правду, и я уверен: жизнь так быстро меняется, что не пройдет много времени, когда они это в полной мере оценят. Напротив, скрывая правду сейчас, не признавая публично крымско-украинских преступлений режима Путина (что очень странно для оппозиции) в угоду искусственно зомбированному ТВ большинству, вряд ли можно будет иметь моральный и политический авторитет у тех, кто созреет до неприятия нынешнего лживого режима, к чему вы же, Михаил Борисович, призываете. Ложь в политике, тем более, реальные преступления, не исправляются другой ложью, мне такие случаи не известны. И победить с помощью сокрытия истины не думаю, что возможно, ведь у людей растет как раз запрос на правду.

Без четкого осуждения агрессии против Украины, без признания и протеста против национальных преследований крымских татар, унижаемых и уничтожаемых режимом Путина, — без всего этого реальная оппозиция Путину невозможна. В таком случае позвольте мне такой оппозиции не верить и считать ее потенциально столь же опасной для моего народа и для Украины как государства. Думаю, это был очень трудный, но зато честный разговор.

Отклики на дискуссию - словно круги на воде

Конечно, большинство откликнувшихся на дискуссию относятся к демократическому, но активному меньшинству. Значительная часть настоящих российских демократов убеждена, что без возвращения Крыма невозможен поворот России к демократии и нормам цивилизованного права и международной безопасности. 

Высказался по ходу дискуссии и редактор оппозиционного «Ежедневного журнала» Александр Рыклин, который этим летом огреб по полной от демократов-единомышленников, после того как съездил в аннексированный Крым и разместил в Сети фотографию с места своего детства. Так что дискуссию - «Можно ли ездить на оккупированный полуостров?» - можно считать своеобразной предтечей нынешнего более фундаментального спора о вариантах возвращения Крыма.

Его мнение по реинтеграции Крыма, а также соображения других участников блогосферы по этой принципиальной теме, затрагивающей не только украинско-российские отношения, но и проблему европейской и глобальной безопасности - читайте во второй части тематического обзора.

Резюмируем. Поскольку, по мнению Путина, распад Советского Союза - «наиболее большая геополитическая катастрофа ХХ века», а авантюристские усилия по неоимперскому "собиранию земель" многие имперцы-крымнашисты считают его главной миссией, говорил российский президент о геополитике и на сегодняшнем Ежегодном обращении к Федеральному собранию.

Символично, что состоялось оно 1 декабря, на 25-ю годовщину референдума о Независимости Украины, ставшего предтечей Беловежских соглашений. Впрочем, львиную долю в своем выступлении Путин посвятил внутренним проблемам РФ.

Целиком очевидна закономерность: чем агрессивней будет внешняя политика Кремля, тем глубже будут внутренние проблемы страны, и по мере их усуглубления, вопрос возвращения Крыма из чисто теоретических дискуссий вернется в плоскость поиска практических вариантов решения проблемы - восстановления территориальной целостности Украины.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA