КИЕВ (QHA) -

Начавшийся этим летом корейский кризис, в ходе которого Северная Корея демонстрирует необычайный прорыв в технологическом развитии, еще явно далек от завершения. И судя по намерению США ввести новые санкции по отношению к любой стране, которая торгует с КНДР, вскоре нас ожидает очередной его виток.

Обсуждая кризис в Северо-Восточной Азии на круглом столе “Чем грозит миру противостояние США и Северной Кореи?” аналитик Института мировой политики Николай Белесков отметил перерастание угрозы, которую несет Северная Корея, от регионального на общемировой уровень.

— В 2017 году произошло качественное изменение ситуации, если перед этим речь шла в первую очередь об угрозе регионального масштаба, то два испытания межконтинентальной баллистической ракеты Хвасон-14 в июле этого года изменили ситуацию, поскольку для Америки еще одно государство в мире получило возможность нанести удар непосредственно по территории США.

Понимание мотивации

По мнению директора Центра исследования гражданского общества Виталия Кулика, общее впечатление о таком спонтанном успехе Северной Кореи на Западе сложилось из-за того, что там мало кто понимает, что реально происходит в КНДР, отчасти из-за пропаганды, отчасти из-за недостатка информации:

— Сейчас есть определенный миф о том, что в Корее голод. Это часть пропаганды, которая сохраняется с 90-х годов, тогда там действительно погибло около 200 тыс. человек от голода и сопутствующих болезней. До 1998 года сохранялась очень критическая ситуация с поставками продовольствия. Но где-то с 2001 года ситуацию удалось выравнять, в том числе и с помощью так называемой стратегии “провокации в обмен на хлеб".

Раньше руководство Северной Кореи в лице Ким Ир Сена и Ким Чен Ира проводили или имитировали испытания ядерного заряда или ракетного оружия, после последующей эскалации через посредников стороны договаривались о некотором паритете, замораживались испытания и увеличивались квоты на продовольствие для КНДР.

— Такая ситуация продолжалась до 2010 года, до смерти Ким Чен Ира. За все время правления Ким Ир Сена и Ким Чен Ира прошло всего два “испытания ядерного заряда” и насколько запусков ракет, которые не взлетали.

Правда, до сих пор не ясно, были ли они настоящими или был осуществлен просто подрыв большого количества обычной взрывчатки в бункере.

— Ситуация качественно изменилась в 2012 году с приходом Ким Чен Ына. Несмотря на свой молодой возраст, 27 лет, ему не только удалось уничтожить оппозицию в виде коллективного Кима. Произошла зачистка, буквально за полтора года ему удалось зачистить весь генералитет, старую формацию чиновников и хозаппарат. При этом, простого населения репрессии не затронули, — рассказал Кулик.

Кроме того, Ким Чен Ыну удалось сконцентрировать в своих руках упраление страной и создать достаточно эффективную систему принятия решений. За сравнительно короткий срок были привлечены огромные деньги в виде инвестиций в экономику, чтобы перезапустить сельское хозяйство.

— Начиная с 2011 года, по данным ООН, КНДР перешла на самообеспечение по хлебу, и закупки продовольствия сведены к минимуму.

Кроме того, был внедрен ряд рыночных механизмов, появились 32 коммерческих банка, около 40 рынков. Кроме того, в КНДР появилась большая прослойка представителей верхушки, которые заработали валюту и могут делать инвестиции.

— Они уже произвели определенные инвестиции в строительные объекты Северной Кореи. Со стороны режима у них есть режим содействия и помощи. Это еще не буржуазия и не частные предприниматели, они честно интегрированы в спецслужбы и партийный аппарат, но это люди с деньгами, и тратить их они хотят именно в Корее.

Таким образом, по словам эксперта, сегодняшнее социально-экономическое положение Северной Кореи является едва ли не самым лучшим за все время существования КНДР.

При этом руководство Северной Кореи, при возможном силовом сценарии поглощения Южной Кореей или попытке демонтажа режима, опасается за свою судьбу.

— в 2011 году, когда я последний раз был в КНДР, мне было сказано: мы не верим ни в какую мирную люстрацию. В случае поглощения Южной Кореей и попытке силового изменения режима в Северной Корее нас ждут массовые расстрелы, казни и максимальное использование террора, рассказал Виталий Кулик.

Таким образом, создание ядерного арсенала режим Ким Чен Ына рассматривает исключительно как средство сдерживания любых попыток демонтажа правящего режима.

Пути выхода из кризиса

Из сложившегося тупика сейчас обсуждается несколько вариантов выхода.

— Американская позиция является очень максималистской. Они выступают за полную денуклеаризацию Корейского полуострова, — сказал политолог Николай Белесков.

Но такое решение категорически неприемлемо для Ким Чен Ына, исходя из задач, которые перед собой ставит северокорейская верхушка. Поэтому принудительная реализация этого плана в США видится через 2 опции.

Самый простой и наименее эффективный способ — военное вторжение и силовой демонтаж режима Ким Чен Ына, готовы всерьез рассматривать разве что некоторые отъявленные ястребы в администрации Трампа, которые находятся в меньшинстве.

А вариант, который уже сейчас частично реализовывается, это экономическое принуждение через санкции. Насчет действенности этого инструмента имеются большие сомнения. По словам Белескова, несмотря на введение довольно жестких санкций, принятых ООН в начале августа, которые уменьшают прибыль от экспорта Северной Кореи на треть, КНДР не спешит отказываться от своих испытаний.

— Как показывает практика, когда то или иное государство стоит перед выбором приносить в жертву экономические интересы, благосостояние режима или физическую безопасность режима, то выбор делается в пользу последнего, - считает эксперт.

Кроме того, эксперт уверен, что попытки Дональда Трампа переломить ситуацию введением санкций против любой страны, торгующей с КНДР, обречены на провал.

— Очень трудно себе представить ситуацию, когда Дональд Трамп сможет принести в жертву интересы компаний, которые завязаны на американско-китайской торговле. Этого никто ему не позволит.

Намного более эффективными для экономического удушения Северной Кореи были бы адресные санкции против конкретных компаний, которые занимаются торговлей с КНДР, — считает Виталий Кулик,

— На данный момент все внешнеэкономические операции в Северной Корее осуществляет всего-навсего 5700 компаний, которые дислоцируются в Китае. Для сравнения, у Китая 67 тыс. компаний, которые работают с Южной Кореей. Отследить транзакции этих компаний, работающих с КНДР, достаточно легко. Персональные санкции в их отношении могли бы решить вопрос экономического удушения Северной Кореи.

Но, как отметил эксперт, для того, чтобы США ввели такой санкционный режим, который бы повлиял на политику Северной Кореи, необходимы многие условия, в том числе, гармония в позициях Южной Кореи, Китая, Японии и других игроков, чего сейчас не наблюдается.

— Трамп, делая заявление о силовом решении конфликта, тут же заявляет о том, что он останавливает участие США в Тихоокеанском экономическом сообществе, после этого заявляет о возможной остановке зоны свободной торговли с Южной Кореей и, таким образом, создает диссонанс со своими союзниками.

Еще один компромиссный вариант, предусматривающий диалог с КНДР — это так называемая “двойная заморозка”, выдвинутая совместно Россией и Китаем. Этот план предусматривает одновременное прекращение Северной Кореей ядерных испытаний и пусков баллистических ракет, а также приостановку США и их союзниками военных учений и развертывания дополнительного военного потенциала в Северо-Восточной Азии.

— Соединенные Штаты и Южная Корея не спешат принимать это предложение, потому что, как они говорят, военная основа их союза исчезнет: какая может быть его ценность, если мы не отрабатываем военные елементы?

Сомневается в эффективности данного плана и директор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Михаил Пашков.

— Российское заявление о необходимости мирного урегулирования корейского вопроса, по сути, правильное. Но, как говорится, дъявол кроется в мелочах. Если начинаешь их предложения рассматривать детально, то ситуация становится кардинально противоположная.

Если принимать во внимание цели северокорейского руководства, то в перспективе одним из наиболее реализуемых вариантов может быть возобновление “политики солнечного тепла”.

— На форуме во Владивостоке (Восточный экономический форум, стартовал 6 сентября, — ред.) прозвучало очень интересное предложение от президента Южной Кореи о проведении газопровода из России в Южную Корею, и железной дороги, которая бы проходила через территорию Северной Кореи. Это могло бы быть возобновлением того, что раньше называлось политикой солнечного тепла, которая реализовывалась в 80-90-х годах в отношении Северной Кореи.

Она включала предоставление экономической помощи, создание совместной экономической зоны в районе города Кэсон, встречи разъединенных семей и некоторые другие совместные мероприятия.

По мнению Кулика, у режима Ким Чен Ына есть запас прочности как минимум до 2020 года, до этого времени в КНДР будет происходить накопление количества ядерных зарядов, чтобы получить максимально выигрышные позиции перед переговорами, после чего возможно заключение комплексного договора. Именно в этом контексте следует воспринимать все последующие действия Северной Кореи, будь то очередной запуск межконтинентальной баллистической ракеты или испытание ядерного оружия. Возможно, это произойдет уже завтра, ведь 9 сентября — очередная годовщина создания КНДР.

ФОТО: интернет

QHA