Северная Корея в 2017 году из-за неоднократных провокационных испытаний ядерного оружия и средств его доставки не раз оказывалась в центре внимания международного сообщества. Тот факт, что теперь, несмотря на наложенные Советом безопасности ООН жесточайшие санкции, режим Ким Чен Ына имеет возможность создавать межконтинентальные баллистические ракеты, способные достать даже США, а испытанная 29 ноября «Хвасон-15» имеет дальность около 13 тыс. км, вызывает опасения неадекватных действий со стороны КНДР.

Но теперь, похоже, появилась возможность избежать или как минимум отодвинуть углубление кризиса вокруг Северной Кореи. 3 января между КНДР и Южной Кореей была возобновлена прямая линия связи, которая не работала больше двух лет, а уже 9-го пройдут переговоры между представителями Севера и Юга.

Встреча состоится в пограничном городе Панмунджом. Там, как ожидается, официальные лица двух Корей обсудят участие КНДР в зимних Олимпийских играх, а также другие вопросы, не связанные с ядерной програмой Севера.

Учитывая, что в последнее время диалог на полуострове в принципе отсутствовал, его начало, пусть и по такому вроде бы далекому от политики вопросу, может стать переломным моментом в кризисе.

До последнего момента в Сеуле опасались, что запланированные на февраль Зимние олимпийские игры в южнокорейском Пхенчхане будут сорваны очередной провокацией Севера. Олимпиада для Южной Кореи — это вопрос престижа, что прекрасно понимает и Ким Чен Ын, правильно выбрав именно это время и повод. Именно северокорейский лидер в своем новогоднем поздравлении первым призвал к началу переговоров:

— Необходимо предпринять позитивные меры для улучшения межкорейских отношений, избежать острой военной конфронтации и убрать опасность войны между Севером и Югом. Улучшение межкорейских отношений является отправной точкой для мира и воссоединения, и это требование всей нации, — заявил Ким третий.

При этом он отнюдь не отказался от милитаристской риторики, заявив, что Север и дальше будет развивать ядерное оружие и снова предупредил, что, в случае чего, нанесет ядерный удар, если Северной Корее будут угрожать.

Отказываться в этих условиях для Сеула, и, что не менее важно, для США, было бы чревато срывом Олимпиады. Поэтому в качестве ответной меры Соединенные Штаты и Южная Корея сообщили, что запланированные ранее на февраль военные учения по противостоянию КНДР будут отложены на более поздний срок, как минимум до весны.

При этом, по всей видимости, данная ситуация оказалась полной неожиданностью для президента США.

— Человек-ракета (в оригинале - rocket man) теперь впервые хочет поговорить с Южной Кореей. Возможно, это хорошие новости, возможно, нет — мы увидим! — написал Трамп в Twitter 2 января.

Ранее, еще со времен избирательной кампании он занимал непримиримую позицию по отношению к Ким Чен Ыну, не раз угрожая физически ликвидировать северокорейский режим. Проблема, однако в том, что в этом с ним категорически не согласны ни госсекретарь Рекс Тиллерсон, ни глава Пентагона Джеймс Мэттис. С их точки зрения, северокорейская армия в состоянии отбить возможную атаку США, нанеся удар по Сеулу и другим приграничным территориям Южной Кореи, в первую очередь сконцентрировавшись на расположенных там американских военных объектах, но не только. Очевидный ответ теперь уже Южной Кореи, приведет к тому, что на полуострове начнется полномасштабная наземная война с применением всех средств и всеми вытекающими последствиями: от ядерного заражения до гуманитарной катастрофы и миллионов беженцев. Понимая это, и Тиллерсон, и Мэттис не раз заявляли, что готовы к началу переговоров без предварительных условий.

Возвращаясь к позиции Трампа - судя по его дальнейшим комментариям в том же Twitter, после консультаций с Южной Кореей и подчиненными, он все-таки изменил давно озвученную агрессивную позицию, сообщив 4 января, что “переговоры — это хорошо!”.

Северокорейская инициатива вызвала одобрение и у Японии. Правда, в Токио не питают иллюзий относительно КНДР, призывая к усиленному вниманию.

— Северная Корея чередует фазы диалога и провокации, но в любом случае Северная Корея продолжает свое ядерное и ракетное развитие. Мы не собираемся ослаблять наше внимание — заявил министр обороны Японии Итунори Онодера.

Схожей позиции придерживается и Китай. Так, представитель МИД КНР Гэн Шуан 4 января одобрил то, что Северная и Южная Кореи «предприняли позитивные шаги для улучшения связей», и сказал, что отсрочка военных учений «несомненно, является хорошей мерой».

Итак, идя на переговоры с Ким Чен Ыном, и Южная Корея и ее союзники преследуют краткосрочные цели — без происшествий провести Олимпиаду. Но предстоящие переговоры — это шанс хотя бы начать диалог и снять психологический барьер, вызванный дефицитом доверия. В случае с Кореями это в течение долгого времени было ключевой проблемой.

— Теоретически диапазон решений находится между позициями конфликтующих сторон, и для приближения к нему нужно последовательно и поочередно делать небольшие шаги. Каждый шаг одной из сторон создает соблазн для второй получить односторонние преимущества, не сделав ответный, — считает директор Центра исследований международных отношений Николай Капитоненко.

По словам эксперта, когда доверия нет, каждый шаг превращается в мучения, сомнения, страхи и потому делается редко.

Таким образом, ценность предстоящих 9 января межкорейских переговоров заключается в том, что они создают возможности для будущих шагов и решения кризиса. Понятно, что в ближайшем будущем о полноценном урегулировании ситуации речи не идет, так как ни Южная Корея с США не готовы признать де-факто Северную Корею ядерной державой, ни КНДР ни в коем случае не пойдет на отказ от ядерного оружия. Но по ряду второстепенных вопросов, как то создание совместной экономической зоны в районе города Кэсон, встречи разъединенных семей и те же Олимпийские игры, диалог возможен и нужен.

Роман Кот 

QHA