КИЕВ (QHA) -

Одним из главных меccеджей предвыборной кампании Дональда Трампа относительно Ближневосточного региона было обещание бороться с терроризмом. И действительно, одним из первых приказов нового президента США стало поручение Министерству обороны подготовить в трехмесячный срок план по освобождению Ракки – столицы Исламского государства.

Но как показал опыт городских боев с террористами ИГИЛ, уничтожение этой террористической организации и штурм ее столицы - непростая задача, для которой необходима мощная коалиция из многих государств, готовых непосредственно направить свои наземные войска на территорию Сирии и Ирака, которую собрать отнюдь не так легко.

- Каждая страна, которая будет входить в коалицию, должна понимать, что надо будет входить физическими ресурсами, людьми, техникой, деньгами и, возможно, столкнуться с угрозой терактов. Нужно понимать, что подобное решение должно быть серьезным и хорошо продуманным, - рассказал в интервью агентству “Крымские новости” Чрезвычайный и полномочный посол Украины в Турции в 2008-2016 гг. Сергей Корсунский.

Первый шаг

Первый шаг в этом направлении был сделан в ночь на 8 февраля, когда состоялся телефонный разговор Дональда Трампа и Реджепа Таипа Эрдогана. Детали, к сожалению, неизвестны, но и сама длина разговора, и последующие действия Анкары дают косвенно понять, что речь шла об организации наземной операции по взятию Ракки.

Как сообщают турецкие, близкие к руководству страны СМИ, президент Турции много говорил о связях сирийских курдов с Рабочей партией Курдистана, которая признана террористической в США, чтобы таким образом убедить нового президента Соединенных Штатов прекратить поддержку курдов.

Возымели ли аргументы турецкой стороны на Трампа? Косвенно об этом говорит и последовавший вслед за этим 9 февраля визит в Турцию только что назначенного на пост директора ЦРУ Майка Помпео,  во время которого состоялась встреча с главой MIT Хаканом Фиданом, по некоторым данным главной темой для разговора была будущая операция по освобождению от террористов Ракки.

Таким образом, Администрация Дональда Трампа вроде бы отдала предпочтение сотрудничеству с Турцией в противовес курдским формированиям, ставку на которых в свое время сделал Барак Обама. Стоит отметить, что такое решение имеет свои преимущества. Привлекая Турцию для операции в Ракке, США могут рассчитывать на вторую по силе армию НАТО. Кроме того, американские военные получают возможность беспрепятственно использовать авиабазу в Инжирлике для операции, закрытием которой Анкара не раз угрожала в случае продолжения поставок оружия PYG.

За ограничение курдского участия в операции выступает и экспертное сообщество. В частности, выступая 7 февраля с докладом на слушаниях Комитета по международным отношениям Сената США, Джеймс Ф. Джеффри, бывший посол США в Турции, заявил, что четыре основных арабских племени, кочующие вокруг Ракки, в той или иной степени имеют противоречия с курдами, что чревато неприятными последствиями в случае, если город будет освобожден отрядами PYG.

С другой стороны, США вложили слишком много ресурсов в формирования PYG. Также, на контролируемых курдами районах находится много логистической инфраструктуры, важной для наступления на Ракку. Это, в первую очередь, четыре передовых оперативных базы - три в провинции Хасаке и одна в Кобани. Кроме того, существуют планы по увеличению их количества. Поэтому, вероятно, США полностью не прекратят сотрудничества с курдскими формированиями. Это был шаг первый.

Шаг второй

Вскоре после визита Майка Помпео довольно неожиданно появилась информация о том, что президент Турции 12-15 февраля собирается посетить монархии Персидского залива: Саудовскую Аравию, Катар и Бахрейн. Примечательно, что перед самим отправлением он заявил, что конечной целью Турции в Сирии является взятие и очистка от террористов ИГИЛ Ракки. К слову, об этом же заявил и вице-премьер-министр Нуман Куртумлуш, добавив, что главным условием Турции является недопущение курдских формирований в Ракку.

- Анкара может принять участие в операции по освобождению Ракки в рамках договоренности с международным сообществом о том, что в город впоследствии не войдут боевики YPG и PYD. Ситуация в связи с этим прояснится в ближайшие дни - добавил он.

Очевидно, пребывая с визитом на южном берегу Залива, президент Турции вел переговоры о присоединении монархий к операции. Однако, исходя из того, что большая часть боеспособных сил Саудовской Аравии, а также ВВС королевства и союзников безнадежно застряла в Йеменском конфликте, речь идет преимущественно о финансовой поддержке, направлении военно-воздушных сил и отдельных подразделений спецназа для будущего штурма Ракки.

Тем не менее, как показывают события вокруг взятия Эль-Баба, ни боевики Сирийской освободительной армии, ни сами турецкие военные не совсем готовы сами втягиваться в городские бои с террористами, неся большие потери, что будет неизбежно при штурме столицы террористов. Даже если США выделят экспедиционный корпус для штурма столицы террористов, вряд ли этого хватит, и необходимо искать тех, кто готов выделить дополнительный наземный контингент.

В этом контексте не ясна роль России и Ирана. Пока существует ряд аргументов не в пользу участия РФ в будущем взятии Ракки. Не на пользу позициям России перед формированием коалиции для штурма города сыграл и инцидент с гибелью трех турецких военных в районе Эль-Баба, когда российская авиация якобы по ошибке нанесла удар по позициям военных сил Турции.

Между тем, с российской стороны устами Башара Асада звучат позитивные сигналы. Так, 13 февраля в интервью для Yahoo news Асад на вопрос журналиста о направлении в Сирию американских вертолетов заявилчто если они будут иметь целью только борьбу с ИГИЛ, то он будет только приветствовать их прибытие.

- Если американцы искренни, они, конечно, приветствуются, как и любая другая страна, которая хочет победить и бороться с террористами, - сказал Асад.

Естественно, для проформы он добавил, что любой такой шаг должен включать в себя уважение суверенитета Сирии. На вопрос, допускает ли он сотрудничество между Соединенными Штатами и Россией с целью уничтожения ИГИЛ в Сирии, Асад ответил, что это необходимо, и призвал к сближению США и России.

Другой важный игрок в регионе – Иран, не слишком горит желанием участвовать в совместной операции, и более того, открыто выражает неодобрение планам по созданию зон безопасности на севере Сирии.

Из последнего. Секретарь Высшего совета по национальной безопасности Ирана Али Шамхани во время встречи с министром иностранных дел Франции Жан-Марком Эро 31 января выразил возражения против идеи создания зон безопасности в Сирии. По словам Шамхани, учреждение зон безопасности на сирийских территориях, контролируемых Турцией, приведет к окончательной дезинтеграции Сирии, усилит терроризм и усугубит региональный кризис.

Таким образом, подготовка международной операции по освобождению от террористов Ракки находится только на начальной стадии, однако уже вырисовываются контуры коалиции. Проблема лишь в том, что террористы тоже не сидят сложа руки и активно готовятся к обороне. Как показывает опыт Эль-Баба, Мосула и Алеппо, бои в городской среде против ИГИЛ чреваты огромными потерями, поэтому коалиции следует быть готовой к этому.

Роман Кот

QHA