КИЕВ (QHA) -

Политологи с трудом вспоминают более богатый на события месяц, чем май 2017-го. Эксперт корпорации стратегического консалтинга "Гардарика" Константин Матвиенко даже провел параллель с судьбоносным августом 1991-го. Но сменит ли сжатую, как пружина, событиями весну лето с сюрпризами?

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий, уверен, что так оно и будет:

- Летний политический период у нас традиционно рассматривают как мертвый политический сезон, но я думаю, он в этом году будет достаточно активным и станет преддверием к началу грядущих избирательных баталий, потому что уже с осени начнется уже не латентная, а полномасштабная подготовка к президентским выборам 2019 года, – заявил он на пресс-конференции в агентстве "Интерфакс-Украина" в пятницу в Киеве.

Впрочем, анализировать внутриполитические расклады - перманентное занятие всех отечественных экспертов, имеющих свой специфический интерес к выборам. Но поскольку в последние три года украинцев больше заботит тема войны и мира, динамику нынешних предвыборных рейтингов и прогнозы по поводу заполнения кадровых вакансий в исполнительной власти мы оставим для другого тематического обзора.

В этом же акцент сделаем на международном контексте украинской политики и осветим то, как именно политики и эксперты смотрят на перспективы деокупации украинских территорий, и насколько эффективны усилия всемирного сообщества в деле обуздания агрессивной политики Кремля, которую Запад рассматривает в одной связке угроз, наравне с проявлениями терроризма исламских радикалов.

Русофобия? Нет, естественная защитная реакция на агрессию

На внешней арене май стал месяцем побед для Украины: мы получили безвиз, одержали промежуточную победу над "Газпромом" в Стокгольмском арбитраже и даже уговорили строптивых голландцев дать добро на ассоциацию с ЕС.

Это еще лишний раз показывает, как стратегически важны последовательные институциональные усилия государства в рамках международного права, и что они в игре на длинную дистанцию бывают эффективней тактических гибридных решений персонифицированной кремлевской власти.

После того, как рухнули надежды Путина очаровать Макрона для отказа Запада от санкций или их смягчений, все следят за возможным изменением риторики хозяина Кремля. Но тут ничего нового не произошло. Разве что на санкт-петербургском экономическом форуме он с подчеркнутым весельем (что наоборот свидетельствует о затаенной обиде) говорил о таком ходовом товаре на Западе, как русофобия.

Но масштабы гибридной агрессии РФ в Европе и в мире настолько стали очевидными для всех, что любой решительный шаг в деле защиты своих национальных интересов может трактоваться, как руссофобия. Достаточно вспомнить последние балканские скандалы Кремля с разоблачением сети их агентов в регионе, о чем мы уже писали.

Публицист Виталий Портников совершенно справедливо заметил, что:

- Западные политики только со временем убедились, что Путин сделал агрессию в отношении Украины инструментом давления на Запад, для его дестабилизации в целом. Ряд событий на международной арене не оставил повода для сомнений.

Поэтому, по его мнению, Кремль нападал на Украину не как на свою бывшую "колонию", а именно как на виртуальный западный «форпост».

- Из политика, озабоченного собственной «песочницей», недоимператора развалившейся империи, которую очень хочется собрать, Владимир Путин превратился в главную угрозу для Запада – и об этом вслух говорят в Вашингтоне. Не думаю, что это именно та роль, которой добивался для себя российский президент, -  пишет Портников в заключении своей последней колонки.

Оценивая результаты недавнего саммита НАТО в Брюсселе (на котором президент США Дональд Трамп призвал союзников по Евроатлантическому альянсу увеличить военные расходы каждой страны до 2% национального бюджета) директор социологического центра «Барометр» Виктор Небоженко отметил, что:

- Этот своего рода кнут для Москвы – продолжение старой и проверенной тактики: предложить Москве новым витком гонки вооружений понести непосильное бремя расходов.

Мол, по сравнению с общим потенциалом Запада Кремль обречен на поражение.

При этом эксперт предположил, что бизнесмен Трамп попутно хочет стимулировать развитие корпораций американского ВПК для производства новых видов вооружения, которые сменят парк старого оружия в Европе. Часть этой б.у. техники поступит в боевой арсенал наших ВСУ, что закономерно увеличит нашу обороноспособность, но не будет, естественно, большим стимулом для развития собственной оборонной промышленности.

На вопрос о прянике для Путина (нет, не в виде возвращения его в престижный клуб мировых лидеров G8, а хотя бы - внешнее приобщение, как равноценного Америке геополитического игрока, к процессу мирного урегулирования на Донбассе, что особенно важно для его болезненного самолюбия) эксперт ответил, что Нормандский формат, на котором держались Минские соглашения, скорее мертв, чем жив.

- Не будет Макрон делать политические ошибки, а Меркель - тем более. Что-то будет иное. Скорее всего, реанимируется Женевский формат (Украина, ЕС, США, РФ). Такой формат хотя бы по формальным признакам может свидетельствовать о том, что его участники обладают функциями гарантий исполнения принятых в результате диалога решений, - добавил он.

Небоженко считает, что Женевский формат переговоров – единственная переговорная площадка, которая позволяет Украине надеяться на то, что:

- В ближайший год можно будет закончить горячую стадию донецкого конфликта и перейти к решению крымского вопроса.

На уточняющий вопрос от QHA о конкретном сроке начала дипломатического диалога в формате Женевы, эксперт отметил, что точную дату сейчас назвать никто не сможет, поскольку для этого есть два маленьких препятствия:

- Во-первых, для России участие в нем автоматически обозначает то, что она признает себя стороной конфликта. Ну а главное, своим поведением (по крайней мере с 2008-го года, а особенно - с 2014-го) Москва, нарушив все ранее взятые обязательства, серьезно подорвала доверие во всем мире к механизму международных гарантий.

Поэтому во всех сложных случаях, при распутывании международной общественностью клубка региональных конфликтов, каждая из его сторон будет помнить, что гарантии даже постоянных членов Совбеза безопасности ООН могут быть на практике аннулированы, если вдруг возобладают временные политические (а то и предвыборные) интересы «сильных мира сего».

Восток штормит: ИГИЛ терроризирует Лондон, а в Арабском мире - раскол

Не успели в Европе отойти от террористических актов в британских Манчестере и Лондоне (предвыборный характер которых очевиден, как и было предсказуемо, что ответственность за эти преступления вновь возьмёт на себя ИГИЛ), как новая череда событий потрясла мусульманский мир.

Сразу восемь стран в районе Персидского залива в одночасье разорвали дипломатические отношения с Катаром.

Все информационные агентства планеты в понедельник тиражировали новость:

-ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, Йемен, Ливия, Мальдивы и Маврикий прекратили сообщение с Катаром и высылают его дипломатов. Страны объясняют свои действия соображениями безопасности.

Выяснилось, что Доху обвиняют в поддержке террористических группировок: «Исламского государства», «Аль-Каиды» и «Братьев-мусульман».

Власти Катара в ответ заявляют:

- Против страны ведется «провокационная кампания», реальных причин для разрыва отношений не существует: Цель ясна — установление попечительства над государством. Это нарушение его суверенитета, что категорически запрещено.

Медийности и без того большому дипломатическому скандалу добавляет тот факт, что разразился он вскоре после визита президента США Дональда Трампа (США — традиционный союзник Катара, в стране находится большая военная база американцев) на Ближний Восток — в Саудовскую Аравию и Израиль, где Трамп искал и нашел поддержку для давления на Иран. И тут - такое противостояние.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон, комментируя решения стран по Катару, призвал стороны сесть за стол переговоров с тем, чтобы устранить возникшие разногласия. Вашингтон готов в этом помочь, добавил он. Тиллерсон также подчеркнул, что странам-членам Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) важно сохранять единство.

Выяснилось, что поводом для дипломатического демарша соседей стал один медийный инцидент. Катарское новостное агентство разместило от имени эмира речь, из которой следовало: надо выстраивать отношения с Тегераном, а не подвергать его санкциям.

Это моментально вызвало скандал. Министерство иностранных дел Катара попробовало оправдаться, что заявление — дело рук хакеров. Но Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн публично «хлопнули дверью», а вскоре к ним присоединились и союзники.

Заявление Катара по Ирану, которое якобы опубликовали хакеры, — одна из версий. Вторая версия — в рамках курса создания «арабского НАТО», при поддержке американцев, саудовцы решили ужесточить отношения с Ираном.

Специалист по Востоку Василий Кузнецов на страницах «Новой газеты» объясняет читателям специфику отношений между отдельными странами региона:

- Последние 7-8 лет отношения между Катаром и Саудовской Аравией, действительно, сложные. Они особенно обострились в период «арабской весны» (2011), когда страны оказались по разные стороны баррикад в связи с событиями в Египте: Катар поддерживал «Братьев-мусульман», а Саудовская Аравия помогала приходу к власти Абдель Фаттаху ас-Сиси. Сегодня у Дохи и Эр-Рияда не сходятся позиции и по Ливии, и по Сирии. И там, и там они спорят, какую часть оппозиции следует поддерживать.

В случае эскалации конфликта Катар может выйти из соглашения по заморозке добычи нефти, что очень негативно скажется на ценах на сырье, а это, конечно, на руку России, которая под гнетом санкций всегда рада любому обострению ситуации в зоне Персидского залива.

Но большинство экспертов уверены, что дипломатический конфликт вскоре разрядится и не перерастет в военную фазу, тем более Катару не впервые ссорится, а потом мириться с соседями.

И о погоде

В итоговом коммюнике саммита G7 на Сицилии говорится, что США находятся в процессе пересмотра своей политики в вопросах изменения климата и Парижского соглашения.

Ранее Трамп, который впервые присутствует на саммите G7 в качестве президента США, грозился, что его страна выйдет из соглашения, к которому Вашингтон присоединился при его предшественнике Бараке Обаме.

Дональд Трамп не раз заявлял, что не верит в глобальное потепление и в те доказательства, которые приводятся об изменении климата из-за деятельности человека. Отказаться от участия в Парижском соглашении Трамп обещал еще во время президентской кампании 2016 года. К слову сказать, подобный скепсис пропагандирует в своих текстах и известная российская оппозиционная журналистка Юлия Латынина, которая называет Парижское соглашение всемирным заговором бюрократов.

А по прагматичному расчету Трампа, сокращение выбросов углекислого газа ограничивает рост индустрии, в частности, индустрии по добыче угля, которую Трамп обещал развивать.

Парижское соглашение предусматривает обязательство сократить выбросы углекислого газа в атмосферу, а также выделение к 2020 году развивающимся странам 100 млрд долларов на решение проблем экологии.

Соглашение по борьбе с изменениями климата было подписано в апреле в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке: свои подписи под документом поставили представители более 170 стран, в том числе США, Китай и Россия. США обязались сократить выбросы парниковых газов на 26-28% к 2025 году по сравнению с уровнем 2005 года.

На долю США в прошлом году приходилось около 14% мировых выбросов парниковых газов.

В преддверии саммита G7 генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал Дональда Трампа не выходить из Парижского соглашения по климату. При этом Гутерриш отметил, что выход США из соглашения "не будет концом света", и Парижское соглашение все равно продолжит действовать.

И вот Трамп ответил отказом. Примеряя на себя одеяния нового лидера Запада, французский президент Эммануэль Макрон призвал зарубежных лидеров следовать духу и букве ранее заключенных договоренностей.

Несмотря на то, что Парижское соглашение подписано большинством стран мира, ратифицировали его менее ста. А вступило оно в силу 4 ноября 2016 года после того, как 5 октября к нему присоединились Канада, Боливия, Непал, Европейский Союз и ряд стран ЕС. На тот момент соглашение ратифицировали 72 страны, на которые приходится свыше 56% выбросов парниковых газов в мире.

Условием для вступления соглашения в силу была ратификация 55 странами, на которые приходится по крайней мере 55% общемирового объема выбросов парниковых газов. Значит ли это, что выход США с его 14% выбросов сделало Соглашение недействующим? Вероятно, это будет зависеть от выводов экспертов, обобщивших свежую экологическую статистику, после сверки ее с количеством новых участников соглашения.

Отметим, что другой лидер по выбросам парниковых газов в атмосферу - Китай, все же поддерживает экологические усилия мирового сообщества:

- Китай высоко оценивает достигнутый мировым сообществом консенсус в вопросе борьбы с изменениями климата при заключении Парижского соглашения и намерен продолжать свое участие в нем вне зависимости от воли и действий других стран, - заявила на брифинге в четверг официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин.

Как видим, нет единства по многим ключевым вопросам современности ни у традиционных стран Запада, ни на Ближнем Востоке. А подобные разногласия - на руку Москве. И не только из-за возможного роста цен на энергоносители. Находясь в стадии конфликта, мировое сообщество может ослабить внимание к агрессивной политике Кремля, чем его хозяин может и воспользоваться.

А будет ли лето жарким в климатическом плане? Это для нас менее важно. Главное, чтоб оно не стало жарким в фигуральном значении слова.

Александр Воронин

 

QHA