КИЕВ (QHA) -

Во вторник, 5 декабря на третьей сессии Китайско-украинской межправительственной комиссии Китай и Украина подписали план совместных действий, согласно которому КНР намерена выделить 7 млрд долларов на реализацию ряда проектов в Украине, преимущественно в сфере инфраструктуры.

— Надо исходить из потребностей рынка, следует аккуратно оценивать и направлять общие усилия в те сферы, где будет наилучший эффект и результат, — заявил на заседании межправительственной комиссии Украина-Китай вице-премьер-министр КНР Ма Кай.

Кроме того, Украина и Китай подписали меморандум о сотрудничестве в области энергоэффективности, возобновляемой энергетики и альтернативных видов топлива. Следующая встреча запланирована на 2019 год.

 С одной стороны, можно только приветствовать такое сотрудничество, но с другой — возникает вопрос: почему Украина присоединяется к инициативе «Один пояс — один путь» только сейчас, ведь Китай дал ей старт еще в 2013 году.

Наверстать упущенное

Интеграции Украины в Шелковый путь мешало несколько моментов. Во-первых, сразу после Революции Достоинства все силы были брошены на противостояние российской агрессии, и естественно, было не до Китая.

Но и КНР имела веские причины медлить с привлечением Киева к проекту и сконцентрировать свое внимание на других участках “пути”. В частности, до подписания Соглашения об ассоциации с ЕС существенно ограничивали украинско-китайский потенциал ввозные пошлины Евросоюза и задержки на границе, которые отсутствуют, скажем в Румынии и Болгарии, входящих в ЕС. Кроме того, имелись вопросы с прозрачностью оформления таможенных грузов, высокой стоимостью использования украинских портов и плохим качеством дорог, ведущих в страны ЕС. С вступлением в силу соглашения об ассоциации ситуация понемногу меняется и барьеры хоть постепенно, но исчезают.

Точкой отсчета следует обозначить май этого года, когда на международном форуме в Китае вице-премьер-министр Украины Степан Кубив, представляя Украину, заявил, что Киев не может стоять в стороне от глобального проекта, так как Украина территориально и геоэкономически является неотъемлемой частью евразийского пространства.

— В Украине сходятся и перекрещиваются пути с востока на запад и с севера на юг, — заявил Степан Кубив.

Способствует этому и то, что большая часть мероприятий, которые могут обеспечить рост китайских инвестиций в Украину, связана также и с евро интеграцией и имплементацией Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Так, по словам министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна, первоочередными приоритетами являются снижение портовых тарифов и сборов, расширение прямого сообщения со странами ЕС, модернизация инфраструктуры с последующей интеграцией украинской транспортной системы в европейские и трансевропейские транспортные коридоры.

— Это комплекс мероприятий, который вернет Украину в лигу мировых держав-транзитеров, — заявил министр 1 ноября.

Вместе с соседями

Украина является не единственной страной в Центральной и Восточной Европе, которой интересуется Китай. С 2012 года активно набирает обороты инициатива 16+1, объединяющая КНР с 11 странами ЕС. Это Болгария, Хорватия, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия Словения; а также 5 балканских государств: Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Черногория и Сербия.

Для китайцев Восточная Европа интересна, прежде всего, как плацдарм для продвижения и укрепления своего влияния на западноевропейских рынках. Кроме того, учитывая все возрастающий рост восточноевропейских стран в экономике ЕС, КНР пытается лоббировать свои собственные интересы через их участие в Еврокомиссии, Европарламенте и других органах ЕС.

В свою очередь, с ростом евро скептических настроений и приходом к власти  популистов во многих из этих стран растет и заинтересованность в Китае, который может хотя бы отчасти стать противовесом. В этом плане у Китая есть еще одно безусловное достоинство. Дружба с КНР, в отличие от России, представляющей другую альтернативу в регионе, не является настолько токсичной и воспринимается намного более спокойно как в Брюсселе, так и в Вашингтоне.

Как следствие, товарооборот между странами ЦВЕ и Китаем неуклонно растет, и в 2016 году составлял 58,7 млрд долл. Дополнительную заинтересованность Китая показал саммит инициативы, который прошел 27 ноября в Будапеште, который посетил премьер-министр КНР Ли Кецян.

Главным итогом встречи стало создание Межбанковской ассоциации Китая и ЦВЕ и выделение дополнительных средств для Фонда инвестиционного сотрудничества Китая и Центральной и Восточной Европы.

По словам Ли Кэцяна, 2 млрд долларов (1,7 млрд евро) будут перечислены по линии госбанка China Development Bank на инициативы, связанные с развитием региона. Еще 1 миллиард (0,8 млрд евро) будет выделен в рамках программы инвестиционного сотрудничества.

— Китайский банк развития предоставит сумму, эквивалентную 2 миллиардам евро в качестве кредитов для финансового сотрудничества, ориентированных на развитие, — заявил премьер Китая.

Из тех проектов, которые уже реализуются, стоит выделить высокоскоростную железную дорогу Белград-Будапешт, а также ряд тепловых и гидроэлектростанций в Румынии.

Нужно сказать прямо, что в силу ряда объективных факторов, в частности, из-за неудобности перевалок грузов через Каспийское и Черное море, китайцы все еще рассматривают Украину только как вспомогательный маршрут в рамках инициативы «Один пояс — один путь», и главную ставку делают на Россию с последующим продолжением транзитного коридора через Беларусь. Тем не менее, даже с теми объемами товаров, которые будут идти через нашу страну, Украина может получить дополнительные миллиарды долларов доходов, и чтобы получить максимальную выгоду от китайского транзита в переговорах с КНР стоит сотрудничать с соседями, ведь коллективно можно добиться гораздо большего, чем поодиночке.

Роман Кот

QHA