КИЕВ (QHA) -

Аналитики, бывшие крымчане и оставшиеся в Крыму граждане Украины ищут ответы на многие вопросы. Но одним из главных остается отработка такого реалистического сценария действий Украины, благодаря которому возможно возобновление ее территориальной целостности.

Кто во власти принимает решения по реинтеграции Крыма?

Ни для кого не секрет, что новая, формально демократическая Российская Федерация, продолжает действовать в русле привычных для себя имперских традиции сперва царской, а потом и коммунистической России: в 1783 году, оккупировав Крым, Екатерина Вторая ликвидировала Крымское ханство, Сталин после депортации крымских татар понизил статус полуострова с автономной республики до уровня области.

Подобное произошло в эти дни уже и в путинской России: после аннексии Крымской автономии она, формально оставаясь республикой, фактически стала обычным федеральным округом, без гарантий коренному народу иметь свои представительские органы, что и было подтверждено недавно противоправным судебным вердиктом марионеточного суда о запрете деятельности Меджлиса крымских татар на полуострове.

В том, что восстановление исторической справедливости будет сложной задачей, уверены почти все отечественные аналитики. Также большинство из них считают, что возвращение Крыма в состав Украины невозможно лишь в алгоритме военных усилий или в расчете исключительно на  международное давление  и санкции к агрессору. Решающую роль в деоккупации полуострова может и должен сыграть человеческий фактор. Вернее, способность украинской власти вписать его в стратегию своих дальнейших действий.

15 июня 2016-го, фактически на финише текущей сессии Верховной Рады Украины, накануне того, как законодатели разъедутся на каникулы, в стенах парламента запланировано провести тематические слушания с крайне важной для всех нас повесткой дня относительно стратегии реинтеграции Крыма в Украину. Подготовка к столь знаковой дискуссии профессионалов возложена на Комитет по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления. Возглавил рабочую группу по подготовке парламентских слушаний секретарь этого комитета Алексей Гончаренко.

А то, что подобная стратегия у нас просто отсутствует, недавно косвенно подтвердил в эфире одного из телевизионных каналов  экс-руководитель Луганской областной гражданско-военной администрации Георгий Тука. И хотя он говорил преимущественно о Донбассе, очевидно, что не хватает стратегического подхода Украины и в деле реинтеграции Крыма.

Напомним, бывшего волонтера и губернатора недавно назначили заместителем министра в новообразованном Министерстве по делам оккупированных территорий. Сейчас это ведомство находится в стадии формирования на базе двух существовавших раннее комитетов – по делам Донбасса и, собственно, Крыма. Вероятно, это тот самый редкий случай, когда возведение комитетов в ранг отдельного Министерства (при общей тенденции в структурах исполнительной власти к сокращению Госаппарата) можно только приветствовать, ибо в первые месяцы агрессии со стороны России украинская власть едва  успевала реагировать на действия вероломных соседей.

Специалисты по стратегиям конфликтов вполне справедливо утверждают, что победа всегда бывает на стороне тех, кто может если не упредить действия врага, то хотя бы адекватно подготовиться к возможным вариантам его дальнейших действий. Актуальность организационных новаций подчеркивает и тот факт, что кроме министра Вадима Черныша опекать новое Министерство будет и его куратор из числа новоназначенных вице-премьеров. В данном случае им стал Владимир Кистион.

Следует отметить, что сразу после формирования персонального состава нового Кабмина 14 апреля Уполномоченный президента Украины по делам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев выразил недоумение в связи с тем фактом, что с крымскими татарами эта кандидатура даже не обсуждалась. Впрочем, дело не столько в персоналиях.

Комментируя это назначение для прессы, Мустафа Джемилев отметил: «Нам бы хотелось уже сейчас обсудить функции вице-премьера. Ведь он должен заниматься вопросами  оккупированных территорий – Донбассом и Крымом, а также АТО. С нашей точки зрения, надо отдельно заниматься оккупированными территориями, отдельно АТО». 

Джемилев также  напомнил, что Меджлис вопрос о создании службы по вопросам деоккупации ставил с самых первых дней аннексии Крыма Россией и подчеркнул, что структура, ранее занимающаяся вопросами Крыма (в основном на уровне сбора аналитики) не имела властных полномочий и даже соответствующего для решения такой сложной задачи помещения.

А уже 5 мая лидер крымских татар Мустафа Джемилев, размышляя о перспективах создания крымскотатарского подразделения в составе Вооруженных Сил Украины, отметил, что не видит военного пути деоккупации Крыма.

Стоит ли чрезмерно уповать на санкции Запада?

Во всех своих контактах с Западом - открытых и полузакрытых, Кремль говорит: обсуждать готовы все, но о Крыме забудьте. Несмотря на разгар предвыборной кампании в США, американцы недавно подтвердили тезис: сперва – возвращение Крыма, потом - снятие санкций. Подобная твердая позиция радует, но не должна чрезмерно обольщать украинцев и крымских татар, особенно после того, как марионеточный суд в Крыму запретил деятельность Меджлиса на территории полуострова. 

Российский тренд на продолжение репрессий, которые осуждает все международное сообщество, внешне выглядит алогично. Казалось бы, чтоб оторвать коренных жителей от всяческих воспоминаний о недавней интеграции крымских татар в украинское государство, естественней был бы другой подход - демонстрации лояльности… Политический эмигрант из России Ольга Курносова, в недавнем разговоре с журналистом подобное упорство Кремля объяснила на примере спортивной аналогии:

«Вы же ездили на велосипеде? Значит, вы знаете, что он не падает, только когда ты крутишь педали. Как только останавливаешься – велосипед падает. Проблема в том, что та система взаимоотношений в Крыму – это нагнетание, якобы  Россия «в кольце врагов». И это нагнетание приводит к тому, что нужно постоянно подбрасывать «дрова» в топку ненависти ко всему миру».

Осенью в России - выборы в Госдуму.  Рассчитывать на то, что кандидаты в российский парламент в ходе проведения предвыборной агитации будут требовать пересмотра аннексии - утопично. Лишь один российский законодатель – Илья Пономарев, как мы помним, не поддержал российскую агрессию и теперь вынужден, как и Курносова, находиться за границей. Кроме того, главный российский «следователь» Александр Быстрыкин пообещал применить всю силу карманного правосудия против тех, кто может усомниться в легитимности мартовского псевдореферендума 2014 года в Крыму. К тому же, после гибели Бориса Немцова среди российских политиков лишь его соратник Илья Яшин, а также Михаил Касьянов и Григорий Явлинский готовы  к дискуссиям о возвращении Крыма в состав Украины. Другие - более рейтинговые оппозиционеры – Михаил Прохоров, Алексей Навальный и Михаил Ходорковский в полемике с оппонентами стараются избегать эту проблематику. Впрочем, крымский фактор противники режима могут использовать лишь опосредованно. В социальных сетях ширится недовольство  простых россиян ухудшающим социально-экономическим положением, которое иногда сопровождается ехидными, внешне нейтральными комментариями в стиле дрейфа лозунгов из «Крымнаш!» в «НамКрыш!» Мол, что вы хотите? За все нужно платить. Власть обещала поднять пенсии и зарплаты, но все средства пошли на Крым!

Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтоб не понимать очевидного: возвращение Крыма в состав Украины невозможно лишь военными усилиями или в расчете на внутреннее недовольство внешней политикой Кремля в российской глубинке - этого базового для Кремля электората, легко поддающегося к тому же телевизионному зомбированию.

Чрезмерно уповать на санкции Запада также не стоит. Кроме международного политического, правового, дипломатического и экономического давления на агрессора решающую роль на перспективу деоккупации полуострова может сыграть лишь человеческий фактор и способность украинской власти адекватным образом вписать его в свою стратегию действий…

Реинтеграция Крыма будет успешной, когда учтут позицию коренного народа

Естественно, что успех в столь сложном деле зависит и от слаженности в работе всех веток государственной и муниципальной власти, а также от поддержки его институтов представителями гражданского общества. И пока власть лишь нащупывает оптимальный алгоритм своих действий в деле возвращения оккупированных территорий и формирует институциональные предпосылки для постоянной профессиональной работы в этом направлении (взамен раннее преобладающей конвульсивной реакции  на упреждающие действия агрессора), аналитики из негосударственного сектора предлагают и свои слагаемые подобной стратегии.

Так, блогер Александр Бойкул в аналитических размышлениях на «Хвыле» «Как должна выглядеть активная экономическая политика Украины по отношению к Крыму» приводит целый реестр возможных действий нашей власти, настаивая на том, что некоторые пункты соболевского закона о колаборционизме должны быть, как минимум,  пересмотрены. При этом он  констатирует:

- После потери военного контингента в Крыму, инфраструктуры и всего имущества на полуострове  единственная надежда у нас - на людей. В первую очередь на авторитетных среди своих земляков  критически мыслящих личностей, лидеров умонастроений,  представителей  местного бизнеса,  как потенциальных спонсоров украинского возвращения. Главная задача - не потерять, не бросить на произвол судьбы  этих людей, в том числе исходя из недопустимости расторжения что греха таить - не таких уж и прочно натянутых  струн понимания между украинским и крымскотатарским народами.

  Кстати, новый замминистра нового ведомства Георгий Тука в эфире «5-го канала» отметил:

- Два дня назад встречался с президентом и сказал ему о том - что, к сожалению, как руководитель области я наблюдал и наблюдаю сейчас: отсутствие государственной стратегии в отношении оккупированных территорий.

Применительно к Донбасскому региону новый замминистра, в частности, предлагает:

- Прежде всего, надо самим себе ответить на три вопроса, какую мы имеем конечную цель: это возвращение территорий, возвращение людей или возвращение территорий с людьми. Самое сложное - последнее. Я сторонник именно последнего подхода», - добавил он.

Тука добавил, что возвращение «исключительно территориальное, без людей» - предполагает только военный путь решения. Однако наиболее приемлемый, по его мнению, возможный путь решения проблемы - комбинированный – «дипломатически военный».

Понятно, что, в отличии от Донбасса, где Россия свое присутствие официально признает лишь в виде регулярных направляемых сепаратистам так называемых «гуманитарных конвоев», реинтеграция аннексированного Крыма в Украину будет иметь свои специфические черты, но она может быть успешной лишь при учете мнения и позиции коренного народа полуострова - крымских татар.

О правовой и юридической ответственности агрессоров и их пособников

Поскольку в ходе драматических событий 2014 года со стороны РФ были грубо нарушены не только Конституция Украины, наше внутреннее законодательство, но и ее собственные международные обязательства, многим нашим гражданам до сих пор неизвестно: апеллировала ли Украина к мировому сообществу?

Заведующий сектором Института законодательства Верховной Рады Украины, доктор юридических наук, профессор Борис Бабин заверяет, что официальными представителями нашего государства было предпринято почти все возможное, чтоб обжаловать противоправные действия агрессоров.

Увы, современная «real politic» такова, что международное право частенько торжествует с заметным опозданием. Напомним, что в ходе аннексии Кремль не выполнил своих обязательств гаранта территориальной целостности нашего государства, исходя из положений Будапештского меморандума, подписанного после нашего отказа от ядерного оружия. А также попрал дух и букву двустороннего Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве - так называемого Большого Договора 1997 года. И, главное, нарушил фундаментальные положения Гаагской - 1907 и Женевской - 1949 года конвенций.

«В решении непростых вопросов по Крыму, уже наработан определенный конструктив в действиях представителей отдельных Министерств, структур из секретариата РНБОУ и Администрации Президента,- считает профессор Бабин, а вот с представительной властью - дело сложнее. Если честно, я не вижу в составе нынешнего парламента критической массы ответственных депутатов, способных способствовать решению широкого комплекса проблем по реинтеграции Крыма в Украину, доминирует популизм.

Борис Бабин (кстати, уроженец Крыма) уверен и в том, что некоторые парламентарии имеют на полуострове свои бизнесовые интересы или завязаны на спонсорах, тесно сотрудничающих с оккупантами: «Нам доподлинно известно, что некоторые украинские фирмы уже задействованы в деле поставки материалов для строительства Керченской переправы.

- Проанонсированные парламентские слушания могут быть полезными, - также отметил Бабин, добавив, - координация действий между нашей властью и Меджлисом должна быть, но перекладывать всю работу по деокупации на плечи крымских татар (не такого уж многочисленного народа) было бы неправильно. Это все равно, что в декабре 41-го, после Перл-Харбора американцы миссию отпора  японским милитаристам возложили на коренное население Гавайских островов.

   Не могли мы не спросить нашего собеседника и о правовой оценке коллаборационизма.

- Наш Уголовный Кодекс не предусматривает ситуацию международного конфликта, хотя там, конечно,  есть положения об измене Родине военнослужащими. Но вот непонятно, как позже можно будет привлечь к ответственности мэра города или секретаря горсовета, принимавших в свое время украинскую присягу, а ныне состоящих на российской госслужбе. Ведь они продолжение выполнения своих функций могут мотивировать заботой о благе людей и соображениями жизнеобеспеченности родного города. Таким образом, границы ответственности размыты, поэтому, кроме всего прочего, у нас должна проводиться  планомерная уголовно-правовая политика государства, чтоб регламентировать все возможные коллизии, возникшие в последние столь драматические и трагические для всех нас годы, - отметил он.

Еще раньше о необходимости усовершенствования уголовного законодательства Украины для привлечения к ответственности граждан за коллаборационизм говорил глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров:

- Я мысли не допускаю, что сотни тысяч людей могут быть наказаны за то, что государство не смогло их защитить. Но среди них есть те, кто привел оккупантов в Крым.

Как видим, проблем в деле реинтеграции Крыма в Украину - немало, но решить их будет легче, располагая дорожной картой стратегии. А она только начинает составляться.

Главное, чтобы в ходе очень сложного пути не сломался компас наших общих устремлений. Временщик Аксенов уверен, что через год-два все в мире забудут о Крыме, о проблеме крымских татар, о нарушении территориального суверенитета Украины. Вырабатывая стратегию возвращения Крыма, украинская власть и вся патриотическая общественность не должна допустить такой желаемой для агрессоров и предателей амнезии у мировой общественности.

Александр Воронин

ФОТО: QHA

QHA