КИЕВ (QHA) -

Об этом заявили участники научно-практической конференции, прошедшей в субботу 2 июля в конференц-зале столичного отеля Radisson Blu.

БЧС не замена ЕС и НАТО, а дополнение

О перспективности создания Балто-Черноморского союза говорят уже более ста лет, но нынешние кризисные процессы в Европе могут стать катализатором в деле материализации романтических проектов многих политиков и общественных активистов Центральной и Восточной Европы.

Собственно, главной задачей киевской научно-практической конференции ее организаторы и назвали старт информационной кампании по пропаганде идеи БЧС в общественном сознании стран – потенциальных участниц будущей конфедерации.

Предполагается, что на первом этапе интеграции Балто-Черноморский союз может объединить Украину, Польшу, Беларусь, Литву, Латвию и Эстонию.

На втором  возможно расширение альянса до Адриатическо-Балто-Черноморского союза с привлечением таких стран, как Хорватия, Словения, Болгария, Румыния, Молдова, Венгрия, Словакия и Чехия.

В качестве потенциальных партнеров рассматриваются также Австрия, Грузия, Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Македония.

– Эти этапы интеграции условны. Уже сегодня мы можем видеть, что исторические и политические процессы протекают настолько быстро, что интеграция будет проходить еще интенсивнее, чем мы предполагаем,  отметил один из организаторов конференции Николай Кравченко.

Прообразом Европейского союза, как известно, служило Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) – международная организация, объединявшая каменноугольную, железорудную и металлургическую промышленность Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга и заложившая основу для дальнейшей экономической интеграции в Европе.

Предтечей же «Интермариума» (Балто-Черноморского союза) можно считать ГУАМ, «Восточное партнерство», «Черноморское сотрудничество» и, конечно, «Вышеградскую четверку».

Ныне ЕС переживает глубокий кризис, и не только из-за особой позиции британцев. Неспособность противостоять глобальному экономическому кризису, российской военно-политической и информационной экспансии, международному терроризму и неконтролируемой массовой миграции ставит под сомнение прочность Евросоюза как геополитического объединения.

Поэтому, не претендуя на замену ЕС, а тем более – евроатлантической солидарности в рамках НАТО, участники конференции предложили начать информационную кампанию, направленную на пропаганду создания конфедерации народов Восточной и Центральной Европы с перспективой построения Балтийско-Черноморского союза, который может существовать параллельно действующим европейским интеграционным объединениям.

Если в основе ЕС первоначально были лишь сталь и уголь, то какими же компонентами можно скрепить «Интермариум»?

Проект предусматривает интеграцию в таких сферах, как безопасность и оборона, энергетическая независимость, экономика,  наука, культура, информационные технологии.

Напомним, что идея создания ЕОУС впервые была предложена 9 мая 1950 года Робером Шуманом, министром иностранных дел Франции, в качестве меры пресечения дальнейших войн между Германией и Францией. Он заявил, что этот шаг «станет гарантией того, что какая-либо война между Францией и Германией не только немыслима, но и невозможна по материальным соображениям».

Как видим, Россия со своей традиционной экспансионистской политикой опровергает тезис, что материальные соображения могут быть сдерживающим фактором на пути безумного мессианства.

Отметим, что в начале 90-х годов за реанимацию идеи создания Балто-Черноморского союза первым выступил первый председатель «Белорусского народного фронта» Зенон Позняк.

В кулуарах конференции один из представителей белорусской делегации удивлялся неадекватности Кремля, который практически имел на руках энергетический карт-бланш для создания проекта пан-Европы «От Лиссабона до Владивостока», но вместо этого заигрался в странные милитарно-неоколониальные игры в духе позапрошлого века. В результате нынешняя Россия монопольно владеет титулом «больного человека Европы XXI столетия».

В январе 2014-го (до аннексии Крыма Россией) за реализацию идеи «Интермариума» высказывался еще один белорус, Константин Волох на страницах украинского ресурса. Говоря о структурных особенностях потенциальной конфедерации, он тогда отметил ее возможный сетевой  характер:

– В век, когда централизованные системы трещат по швам, открывается цивилизационная дорога для новых сетевых образований, более живучих, более гибких (вернее, антихрупких), которые идут на смену вымирающим неоимперским динозаврам.

Очевидно, что интеграция постсоциалистических стран главным образом нацелена на создание системы сдерживания восточной экспансии, и в первую очередь силами и ресурсами тех стран и народов, которые на себе познали горькую участь сперва быть заложниками военного соперничества между крупными геополитическими игроками, а потом – жертвами унификации из одного центра социалистического планирования.

Междуморье: новое вино в старые меха

(Краткий исторический экскурс)

Как торговый путь «из варяг в греки» остается актуальным еще со времен Киевской Руси, так и идея «Интермариума» имеет глубокие исторические корни. Было Великое княжество Литовское, а потом  Речь Посполитая двух народов. И была идея украинских элит трансформировать ее.

В конце XIX начале ХХ века украинские политические и общественные деятели Юлиан Бачинский, Николай Михновский и Степан Рудницкий делают первые попытки разработки Балтийско-Черноморской геополитической концепции.

Во времена УНР выдающийся украинский историк и глава Центральной Рады Михаил Грушевский изложил идею создания Балтийско-Черноморского альянса в своей работе «Ориентация черноморская» (1918 г.). Общественный деятель, писатель, публицист и идеолог украинского национализма Юрий Липа создал геополитическую «Черноморскую доктрину» (1940 г.).

Сторонником создания БЧС был и лидер украинского диссидентского движения Вячеслав Черновол.

Но наиболее ярким сторонником создания альянса государств «от моря до моря» выступал первый глава возрожденного польского государства Юзеф Пилсудский.

Несмотря на то, что он вместе с тысячами польских патриотов сумел добиться возрождения Польши, перед смертью с грустью констатировал:

 Я проиграл свою жизнь. Мне не удалось создать свободную от русских Украину.

Отметим, что Пилсудский не только ориентировался на давний союз с литовцами и украинцами, но и всячески поддерживал национально-освободительную борьбу народов бывшей царской России за свои права и независимость.

В частности, в начале 20-х годов Польша заключила военно-политический союз с Грузией, которой грозила российская оккупация, обещая помощь военными советниками, а также поставкой вооружения и амуниции.

Тогда же с Пилсудским активно общался председатель Курултая Крыма Джафер Сейдамет, который активно поддержал идею маршала о создании прометеевского движения сопротивления угнетенных наций.

Отметим, что в этом году исполняется ровно 90 лет со дня основания в 1926 году в Париже международной организаций «Прометей», в состав которой входили представители не только Крыма и Украины, но и Азербайджана, Донских казаков, Грузии, Идель-Урала, Ингрии, Карелии, Коми, Кубани, Северного Кавказа и Туркестана. На это движение работали Восточный институт в Варшаве и Научно-исследовательский институт Восточной Европы в Вильно. Прометеизм, как отмечают историки, был проектом, комплементарным идее федерации «Междуморье».

Выступая на парижском конгрессе «Прометея» 17 мая 1937 года, украинский профессор Максим Славинский (погибший в ноябре 1945 года в застенках Лукьяновской тюрьмы) прозорливо отметил:

– Мы имеем дело с великороссами народом, который вкусил чувства имперского господства и властвованием не насладился. Такой народ не способен на благоразумный отказ от своих претензий... И особенно не могут сделать это его командные слои, бывшие и настоящие, ибо эти претензии стали органической частью в составе их национального мироощущения.

И тут  же ученый перебросил мостик в будущее:

Империалистические тенденции, раз просочившись в национальное сознание народа, изживаются нелегко. Долго их еще будут изживать и великороссы, все равно, по какому пути пойдет их политическое развитие. Подкомандным нациям на этот счет не годится создавать никаких иллюзий. Борьбой и кровью окрашен их отрыв от императорской России, в той же атмосфере произойдет и их освобождение от СССР.

– Страны, расположенные на Балтийско-Черноморской оси, все христианские их нации имеют давние европейские культурные традиции. Если бы к этим странам присоединились две мусульманские страны Азербайджан и Турция, то возможный союз упомянутых государств был бы самодостаточным и мощным, поскольку их общий ВВП вдвое превышал бы ВВП России, – писал в недавнем фундаментальном исследовании о проблемах создания БЧС и роли Украины в его возможном будущем историк Алексей Волович.

Солидарность, скрепленная кровью

Инициатором дискуссии о начале практической реализации грядущей конфедерации народов выступил нардеп-мажоритарник, избранный по одному из столичных избирательных округов, – Андрей Билецкий, основатель и первый командир добровольческого полка «Азов», действующего сейчас под эгидой Национальной гвардии Украины.

Несмотря на буйную политическую юность Билецкого, связанную с ультранационалистическим движением, дальнейшее участие в боевых действиях на фронте, где против российской экспансии выступают представители разных национальностей, и в парламенте, где не обойтись без компромисса, заметно скорректировало его взгляды. И теперь вместо изоляционизма, присущего радикальным националистам, он выступает за создание своеобразного интернационала центральноевропейских народов.

– Балто-Черноморский союз – это ночной кошмар Путина,  заметил Билецкий, отвечая на вопросы журналистов.  Мы видим, что Россия уже превентивно играет против этого блока, накручивая украинско-польское противостояние. Искусственно создавая противоречия, которых еще вчера не было, а сегодня они поднимаются за российские деньги и через российские каналы влияния.

По словам Билецкого, тему создания Балто-Черномоского союза необходимо обсуждать сегодня. Он считает, что отдельные элементы такой интеграции уже реализуются  в ответ на существующие вызовы.

Это польско-литовско-украинская бригада, это «Вышеградская четверка». Сама жизнь показывает, что объединение этих стран – реальность. Это вопрос сегодняшнего дня, резюмировал он.

Поскольку инициатором нынешней дискуссии выступило руководство полка «Азов», на конференции присутствовало немало военных специалистов из тех зарубежных стран, которые рассматриваются как возможные участники БЧС, а в секционной части научно-практического мероприятия активно дискутировали о формате сотрудничества в сфере обороны.

Подобным опытом украинско-грузинского содружества поделился подполковник в отставке Гиорги Купарашвили, руководитель АЗОВской военной школы имени полковника Евгения Коновальца.

Поскольку в предполагаемом альянсе в основном обозначены страны с христианскими традициями, коллега с «Черноморской ТРК» поинтересовался у организаторов конференции: как они видят перспективу деоккупации Крыма и возможного участия крымских татар в движении за создание БЧС?

– Крым составная часть Украины и, я надеюсь, вместе с Украиной будет делать шаги к реализации этого амбициозного геополитического проекта,  отметил Николай Кравченко. – Что касается крымских татар, мы всячески будем способствовать развитию культуры этого коренного народа Крыма. И хотя в данный момент делегации крымских татар на конференции нет, но наши двери открыты,  добавил он.

Также Кравченко поспешил успокоить мусульман: в презентационных материалах нет никакой антиисламской направленности  просто заявлена позиция противостояния угрозе исламского фундаментального терроризма.

Корреспондент QHA спросил, как сторонники создания БЧС видят сотрудничество с такими крупными странами Средиземноморья, как Турция и Греция  историческими соперниками в регионе, – в контексте того факта, что первая страна долгие годы не может вступить в ЕС, а вторую из-за финансового кризиса из Евросоюза чуть было не исключили?

Вопрос сотрудничества с другими странами региона будет решаться, как вы понимаете, в ходе развития общей ситуации в Европе и в мире, но мы рассчитываем на добрососедство. Главное, чтобы этот проект начал реализовываться,  ответил идеолог движения.

Сегодня – фантом, завтра – стратегия, а послезавтра – реальность?

Тот, кто думает, что разговоры о создании БЧС удел неисправимых романтиков, не имеющий шансов на реализацию, явно преувеличивает инерцию стереотипов прошлого.

Действительно, между странами и народами Центральной и Восточной Европы существует немало исторических счетов, но на фоне глобальных вызовов нового времени европейским «середнячкам» (по географическому расположению и потенциалу экономики) продуктивнее объединить усилия, чтобы уже в недалеком будущем стать весомым игроком на карте мировой геополитики.

В 1991 году Польша, Венгрия и тогда еще объединенная Чехословакия образовали межгосударственную группу для координации вступления в европейские структуры. Вступление состоялось, но группа под названием «Вышеградская четверка» жива и доныне.

– Мы верим в то, что в результате активного реформирования Украины «Вышеградская четверка» изменится с V4 на V5,  заявил в декабре 2014 года Петр Порошенко, говоря о желании Украины присоединиться к этому объединению.

– Мы сейчас здесь, чтобы поддержать Украину, чтобы она была в Евросоюзе и в перспективе присоединилась к «Вышеградской четверке»,  ответил ему министр иностранных дел Польши.

Осенью 2015 года президент Польши Анджей Дуда выступил за создание Балто-Черноморского блока государств. В пользу такого проекта неоднократно высказывался и спикер украинского парламента Андрей Парубий.

В своей фундаментальной статье по актуальным вопросам национальной безопасности для последнего номера «Зеркала недели» первый руководитель СНБОУ, ныне возглавляющий Национальный институт стратегических исследований, Владимир Горбулин также признался, что поддерживает эту идею:

– Следует активнее включиться в дискуссии по формированию новых коалиций государств Восточной Европы. Одним из таких перспективных проектов является Балто-Черноморская коалиция государств  Польша, балтийские и скандинавские страны, Румыния особенно остро чувствуют угрозы, с которыми уже столкнулась Украина.

Косвенно о том, что сегодня к реализации проекта «Междуморье» серьезно относятся даже в России (где любое упоминание об идее БЧС обычно сопровождалось иронически-язвительными усмешками), свидетельствует статья доцента РГГУ Александра Гущина в одном из аналитических изданий, оценка другого эксперта, старшего научного сотрудника Аналитического центра МГИМО Леонида Гусева, высказанная им в ходе телевизионного круглого стола по результатам британского референдума, а также аналитический отчет о подготовке к Варшавскому саммиту НАТО.

В целом участники научно-практической конференции по созданию новой геополитической альтернативы выразили оптимизм в оценке реалистичности осуществления многовековых чаяний жителей Центральной и Восточной Европы жить без страха войн и территориальных захватов со стороны более могущественных соседей, на принципах самодостаточности и одновременного объединения оборонных, энергетических и научно-культурных усилий стран и народов этого европейского мегарегиона. И призвали всех его неравнодушных граждан поддержать эту инициативу.

Конечно, формат прошедшего мероприятия и уровень его представительности недостаточны, чтобы «идея овладела массами». Тем не менее, учитывая кризис в ЕС, не исключено, что вскоре идея «Интермариума» станет общим местом не только партийных программ, но и международных меморандумов.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA