КИЕВ (QHA) -

Несмотря на критику правительства в телевизионных студиях, на уличных акциях протеста или с парламентской трибуны, отставки Кабинета министров,скорее всего, не будет. Так считает большинство из 30 украинских экспертов, опрошенных Агентством Медиастратегий методом телефонного анкетирования.

Каковы же обобщенные основания у экспертов для «отставочного» скепсиса?

— Во-первых, у правительства Владимира Гройсмана есть определенные достижения, во-вторых, несмотря на проблемы с нечетко зафиксированной коалицией, у ее оппонентов не хватит 226 голосов для вынесения правительству и премьеру вотума недоверия. 

Прежде чем рассказать о пресс-конференции в «Интерфаксе», где была презентована инфографика этого опроса, — небольшая цитата из новостной ленты того же агентства:

— Спикер парламента заявил, что еще не решил, подпишет ли проект постановления об отставке правительства. Он также напомнил, что для рассмотрения этого вопроса нужно собрать под соответствующим проектом постановления 150 голосов депутатов.

Этим словам — ровно год, а принадлежат они самому Владимиру Гройсману, который в апреле 2016-го заканчивал свою карьеру на посту председателя Верховной Рады, чтобы через несколько недель перехать в другой кабинет, из здания по нечетной стороне улицы Грушевского (парламент) — на четную (правительство).

Арсению Яценюку тогда не удалось удержаться во власти, а его преемник год спустя на это рассчитывает. И небезосновательно.

На презентации результатов опроса заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий описал обычный алгоритм быстро сменяющих друг друга украинских правительств:

— Постоянно сваливать все проблемы на «папередников», а потом самим готовиться на вылет!

На что его коллега Владимир Фесенко отметил, что, к чести действующего Кабмина, его руководство как раз отошло от такой привычной практики. Наоборот, отмечается преемственность и системность в работе:

— Этот Кабинет можно охарактеризовать как правительство стабилизации и экономического восстановления. На мой взгляд, главный результат этого Кабмина — восстановление экономического роста. Да, цифры скромные, всего 2%, но главное, что преодолена тенденция падения экономики, которая была в 2014-2015 годах.

Еще Владимир Фесенко напомнил, что в 90-е годы падение экономики длилось почти 10 лет, а сейчас этот процесс удалось прекратить относительно быстро, причем он отметил роль в этом и предыдущего правительства Арсения Яценюка.

Естественно, на пути любой реформы стоят препятствия. Фесенко считает, что главными проблемами для нынешнего Кабмина стали «трудности роста»: усилившиеся институциональные конфликты, например, между министерством инфраструктуры и «Укрзализныцей», вокруг «Укртрансгаза», министерств экономики, энергетики, здравоохранения. Также мешают политические конфликты, связанные, например, с торговой блокадой неподконтрольных территорий Донбасса.

В свою очередь Алексей Голобуцкий считает, что, в отличие от правительства Яценюка, которое постоянно шокировало население теми или иными решениями, Кабмин Гройсмана стал «индикатором неких добрых новостей» — хотя бы выступив с инициативой о повышении минимальной зарплаты, что в определенной мере изменило психологическое восприятие руководителя правительства частью населения, уставшего от предыдущего одностороннего движение цен и тарифов вверх, без каких-либо существенных компенсаторов.

На вопрос журналистов, сумеют ли политические оппоненты нынешней власти все же отправить Гройсмана в отставку, Алексей Голобуцкий уверенно заявил, что этого не произойдет:

— У оппозиции просто нет голосов за принятие такого решения, а у сил, которые его поддерживают, есть инстинкт самосохранения.

Впрочем, теоретически эксперт допускает вероятность падения Кабмина:

— Это возможно, только при каких-то внешних обстоятельствах: влиянии улицы, полноценной войне между Украиной и Россией, каком-то экономическом коллапсе, который полностью развалит государственную систему Украины...

Владимир Фесенко допускает, что «определенные интриги» могут быть даже среди провластных фракций. В то же время он отмечает, что у Гройсмана есть неплохой контакт с большинством депутатских фракций и групп в Верховной Раде:

— Есть политические силы, которые хотят сместить нынешнее правительство, чтобы спровоцировать политический кризис и досрочные парламентские выборы. Думаю, что уже во второй половине мае или в начале июня они попробуют объявить вотум недоверия этому правительству.

Впрочем, это станет возможно только в том случае, если 14 апреля законодатели поставят правительству «неуд».

Напомним, что в прошлом году перед отчетом Арсения Яценюка в парламенте были зарегистрированы аж три проекта постановления: о признании работы Кабмина удовлетворительной, неудовлетворительной и с нейтральной формулировкой «отчет правительства принять к сведению».

Низкий персональный рейтинг Яценюка, сложности первых шагов реформирования страны «правительством камикадзе» и трения между союзниками по коалиции сделали свое дело.

Оба эксперта согласились, что хотя и сейчас нет особого единства среди формальных единомышленников, большинство нынешнего состава парламента не хочет досрочных выборов. К их проведению способен подтолкнуть парламентско-правительственный кризис, первым этапом которого может стать именно отставка действующего Кабинета министров. Поэтому хотя для партийного пиара уничижительная критика правительства и его главы будет звучать естественным образом, но инстинкт самосохранения окажется сильнее и проявит себя при голосовании.

Напомним, согласно статье 115 Конституции Украины:

— Отставка премьер-министра Украины и принятие Верховной Радой резолюции недоверия Кабмину влечет за собой отставку всего состава правительства. В таком случае парламент формирует новый состав Кабинета министров в сроки и в порядке, определенных Конституцией.

Кабмин, сложивший полномочия перед новоизбранной Верховной Радой или отставка которого принята парламентом, продолжает выполнять свои полномочия до начала работы вновь сформированного правительства.

Вопрос об ответственности Кабинета министров не может рассматриваться Верховной Радой более одного раза в течение одной очередной сессии, а также в течение года после одобрения Программы деятельности правительства.

Но Владимир Фесенко и Алексей Голобуцкий — лишь двое из когорты экспертов, принявших участие в анкетировании. А что думают остальные?

Обобщенную экспертную позицию представил для журналистов в «Интерфаксе» инициатор опроса — руководитель аналитического отдела Агентства Медиастратегий Евгений Булавка.

Итак, 87% опрошенных экспертов считают, что для отставки правительства Владимира Гройсмана нет оснований и Верховная Рада не примет такого решения, 13% — наоборот, уверены, что парламент должен отправить Кабинет министров в отставку и сформировать новое правительство.

— Большинство экспертов обращали внимание на то, что на данный момент отсутствует системная альтернатива. И если ставится вопрос об отставке или определенной ротации в правительстве, то нужно ставить вопрос о том, кто придет на смену, — подобным образом прокомментировал такое соотношение  сторонников и противников в экспертной среде Евгений Булавка.

Экспертное сообщество не только оценило проделанную работу, но и дало правительству своеобразный наказ на будущее. Вот некоторые из пожеланий:

Конечно, 30 экспертов — не очень презентативная выборка, чтобы объективно судить об оценке правительства и его руководителя, но, в отличие от обычных социологических исследований (с двумя-тремя тысячами респондентов), квалифицированные эксперты отвечали не в категориях казачьего круга «любо-нелюбо», а, как вы убедились, более развернуто.

«А судьи кто?» — спросит дотошный читатель. Отвечаем.

В опросе приняли участие 30 экспертов:

Карл Волох, Алексей Голобуцкий, Валерий Гончарук, Владимир Горбач, Задорожный Тарас, Геннадий Кобаль, Игорь Колиушко, Алексей Кошель, Роман Кульчицкий, Борис Кушнирук, Анатолий Луценко, Евгений Магда, Ярослав Макитра, Владимир Манько, Андрей Новак, Святослав Павлюк, Александр Палий, Алексей Панич, Александр Паращий, Максим Розумный, Павел Рудяков, Кирилл Сазонов, Игорь Семиволос, Илона Сологуб, Виктор Таран, Владимир Фесенко, Сергей Фурса, Владимир Цыбулько, Тарас Чорновил, Олеся Яхно.

Один из них — Владимир Фесенко — по окончании информационного мероприятия согласился дать QHA эксклюзивный комментарий.

Владимир Фесенко: «Каждый политик работает прежде всего на свой собственный рейтинг»

Владимир Вячеславович, чем вы объясняете такой мощный медиапиар со стороны трех ключевых фигур нашей власти в один день? Напомню, что в прошлую пятницу телевидение широко освещало выступление президента перед выпускниками военной академии, посещение им авиакомпании «Антонов» и речь на Совете реформ, Генпрокурор провел сразу два насыщенных тематических брифинга, а премьер несколько часов общался с журналистами региональных СМИ.

— Ну, тут может быть и совпадение графиков, хотя возможен и перенос мероприятий поближе к концу недели, поскольку аналитические итоговые телевизионные программы в уик-энд — наиболее рейтинговые у телезрителей. А телезритель — главный избиратель.

Тот факт, что Владимир Гройсман встречался с журналистами из глубинки, объясняется, наверное, не только главной темой его предварительного монолога перед ними — об успехах в децентрализации, но и желанием быть услышанным людьми не только из центрального рупора, но и из региональных источников информации.

Юрию Луценко нужно было продемонстрировать успехи прокуратуры на ниве борьбы с коррупцией на фоне конкуренции с НАБУ, а заодно среагировать на интервью Шокина.

Ну а президент как главная публичная фигура в стране просто обязан периодически направлять нужные месседжи своим избирателям.

Но перенос его встречи с прессой чем объясняется?

— Возможно, тут есть своя тактика. И в Москве традиционную апрельскую «прямую линию» Путина перенесли на август. В нашем же случае перенос даты пресс-конференции, вероятнее всего, объясняется поиском оптимального момента. Вон транш МВФ получили, плюс безвиз и еще какую-то позитивную весть — и тогда, на волне ощутимых успехов, можно будет и пресс-конференцию организовать.

Недавний медийный бум в соцсетях о замене Гройсмана на Луценко — это серьезно? Можно ли считать президента и премьера людьми из одной команды?

— Они — политические партнеры, хотя, безусловно, у каждого есть и свои собственные интересы. Но мировой политический опыт свидетельствует, что даже среди союзников всегда существует конкуренция команд. Кроме того, оба они — политики, и каждый работает на свой собственный рейтинг. А это порождает определенную ревность.

Кроме того, премьер в курсе, что вокруг его дальнейшей участи были определенные интриги: гаранту советовали заменить Гройсмана другой фигурой, а это не может не приводить к некоторой напряженности и холодку в отношениях. Тем не менее, они остаются политическими партнерами. К тому же, в отличие от отношений с Яценюком, с Гройсманом у Порошенко нет такой рейтинговой конкуренции, тем более связанной с конкуренцией различных политических проектов.

Тут есть иной нюанс. Просматривается мысль — привязать премьера к себе сильнее, сделав его лидером БПП. Думаю, это не самая оптимальная идея, ведь нейтральный статус премьера дает ему большее пространство для политического маневра.

Что интересно отметить, год назад при назначении Гройсмана руководителем Кабмина многие говорили, что он не будет самостоятельным политиком, а станет лишь президентской марионеткой, однако он все же проявляет себя достаточно самостоятельно, при этом публично, и на конфликты с президентом не идет.

Чуть более двух месяцев назад вы давали расширенный комментарий на злобу дня для QHA, и тогда мы много говорили о статусе коалиции: есть она или же ее нет?

— Тут я хочу сослаться на мнение юриста-депутата Сергея Мищенко, который вышел из состава пропрезидентской фракции. Он сказал, что 226 голосов в составе коалиции нужно для формирования новой коалиции и выдвижения нового правительства, а потом это уже становится неактуальным, ибо законы могут приниматься и ситуационным большинством.

Подытоживая нашу беседу, спрошу: если правительство удержится, вероятность досрочных парламентских выборов резко уменьшится?

— Скажу так: ходят слухи о запуске проекта досрочных выборов, но не парламентских, а президентских, в следующем году, причем инициатива должна исходить от самой власти. Но эта идея — довольно рискованная. В свое время так сделал Саакашвили в Грузии, а у нас — еще раньше, в 1994 году, Леонид Кравчук, проигравший позже Леониду Кучме во втором туре. Но в любом случае очередные парламентские выборы у нас запланированы на более позднюю дату, чем президентские. Обе кампании должны пройти в 2019-м, хотя дата проведения плановых президентских выборов может трактоваться по-разному. В конституции определяется конец октября, но есть еще и срок полномочий действующего главы государства, ведь его избрали на внеочередных выборах. И тут может содержаться интрига: какой же датой в создавшейся правовой коллизии воспользуется власть?

...В завершение разговора с экспертом об особенностях коммуникации украинской власти добавим, что после встречи с представителями региональной прессы на прошлой неделе Владимир Гройсман в четверг провел брифинг со своими балтийскими коллегами и вместе с президентом принял участие в Международном Киевском форуме по безопасности, на пятницу запланирована его встреча с экспертами из Реанимационного пакета реформ. До отчета в парламенте у политика еще целая неделя, а это, согласитесь, гораздо больше, чем классическая одна ночь у студента перед экзаменом.

Впрочем, несложно предугадать, что в день отчета недруги премьера постараются привести под стены Верховной Рады немалую массовку с требованием его отставки.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA