КИЕВ (QHA) -

В этом году Финляндия торжественно отмечает столетие своей Независимости. Но напрасно финны ждали, что во время своего недавнего визита в Суоми президент РФ Путин поздравит их с предстоящим юбилеем…

А еще начало августа - очередная годовщина подписания в 1975-м году Хельсинского Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, который Кремль вероломно нарушил ровно 9 лет назад в Грузии и более трех лет назад в Украине.

Впрочем, Москве не привыкать к вероломству. Хотя в 1939-1940-х годах, в отличии от стран Балтии, жители Финляндии, имевшие самую протяженную в Европе границу с СССР, но по общему количеству населения уступающему даже столице страны-агрессора, сумели отстоять свою независимость в первой гибридной войне нового времени. И тут стоить напомнить, что в начале лета финны торжественно отметили 150-летие со дня рождения одного из создателей современного финского государства и главного организатора защиты страны в 1939-1940 годах маршала Густава Карла Маннергейма.

Недавно посол Украины в Финляндии Андрей Олефиров, общаясь с журналистами в Киеве, говорил об особенностях новой внешней политики этой северной нейтральной страны, об украинской диаспоре в Суоми и перспективах развития отношения между Киевом и Хельсинки. Об этом - несколько ниже, а сперва о событиях 100-та и 80-летней давности.

Маннергейм и Скоропадский – судьбы однокашников и национальных лидеров

В прошлом году Институт мировой политики представил аналитическое исследование "Безопасность переходного периода. Как противостоять агрессии при ограниченных ресурсах". Еще в предисловии авторы исследования отметили:

- Институт ни в коей мере не ставит под сомнение безальтернативность евроатлантической интеграции Украины. Одновременно, мы, как аналитики, обязаны рассмотреть и другие форматы безопасности, в частности, для оценки преимуществ и недостатков той или иной политической опции в переходной период.

И хотя на рисунке издания расположена репродукция известной работы Микеланджело «Давид и Голиаф», демонстрирующей победу изначально более слабого соперника над заведомо более сильным, но менее мотивированным, в нем об опыте отражения советской агрессии Финляндией в 1939-1940-м годах сказано вскользь, а напрасно, ведь он может быть хорошим уроком и для украинских специалистов военного дела (опыт мобилизации резервистов)  и для наших идеологов, до сих пор подыскивающих ключи к выроботке национальной идеи.

Впрочем, брошюра посвящена нынешнему дню и с некоторыми выводами экспертов из того, как Украине использовать опыт Швеции и Финляндии, со своим нейтральным статусом не входящих формально в НАТО, и об этом мы расскажем во второй части нашего финляндского цикла. А сейчас остается лишь выразить сожаление, что наши историки мало уделяют времени освещению белых пятен в истории недавнего прошлого, чтобы, скажем, отразить взаимоотношения таких ярких, но неоднозначно оцененных в Европе личностей, как гетьман Павел Скоропадский и маршал Карл Маннергейм, вместе учившихся в военном училище.

Единственным исключением, пожалуй, является книга журналиста Дмитра Шурхало, изданная во Львове еще до аннексии РФ Крыма, в 2013-м году - «Скоропадский, Маннергейм, Врангель: кавалеристы-государственники».

Автор этого издания попытался понять противоречивую фигуру гетьмана Павла Скоропадского, сравнивая его не с тогдашними украинскими политиками, а с сослуживцами: Карлом Густавом Маннергеймом и Петром Врангелем. Эти генералы-кавалеристы принадлежали к свите последнего русского императора и хорошо знали друг друга. До 1917 года их карьера развивалась очень схоже. После развала Российской империи они стали на ее обломках создавать новые государства. Справиться с этим заданием повезло только Маннергейму.

Отметим, что ценным дополнением к изданию Шурхало можно назвать и хронологию основных событий в истории Финляндии, Украины и Крыма, начиная с XVII века.

Интересный факт, что как только появилась УНР, две независимые страны осуществили одними из первых обмен дипломатическими представительствами. Таким образом, первым послом от Украины был Константин Лоский, который в 1918 году поехал в Хельсинки:

- До сих пор есть дом, где размещалось тогдашнее посольство. На нем есть памятная табличка на двух языках – украинском и финском. Соответственно, с финской стороны в 1918 году приехал посол Герман Гуммерус, который впоследствии, когда Украина попадет под оккупацию большевиков, напишет книгу «Украина в переломные времена». В этих мемуарах тогдашний посол сделал предположение, что Украина - великая страна, страна Хмельницкого, Шевченко, и наступит время, когда она вновь станет независимой. Как в воду смотрел, - констатировал во время недавнего своего общения с журналистами в «Главкоме» нынешний посол Украины в Финляндии Андрей Олефиров.

 

Кстати, 25 июля исполнилось четверть века со дня возобновления двухсторонних дипломатических отношений, - напомнил он еще один юбилей этого года.

Как отмечают историки, в кратчайшие сроки 1918-го года Украинское государство Гетьмана Скоропадского получила широчайшее международное признание. Тридцать стран установили с ней официальные дипломатические отношения, десять из них открыли в Киеве свои официальные дипломатические представительства. Украина же имела послов или дипломатические комиссии в 23 странах мира.

В советской историографии Скоропадского укоряли в том, что он заключил с немцами мир и основы украинской государственности в 1918 году восстанавливал на условиях пребывания немецких войск на территории Украины. Но адептам большевизма или патриотам от имперства можно задать встречный вопрос: а кто проехал в опломбированном вагоне сквозь территорию воюющей страны и на деньги немецкого Генштаба совершил вооруженный переворот, а уже в начале 1918-го года подписал с Германией «позорный Брестский мир»?

Вообще, современная история, особенно в условиях гибридной войны, строится не только на различных мифах, но и на двойных стандартах, где компромисс, заключенный своей стороной с третьими силами в ущерб вчерашним партнерам, называется «вынуждеными мерами», а аналогичные действия оппонента - «подлым предательством». Показательным в этом плане были военно-дипломатические отношения между Москвой и Берлином с лета 1939 по лето 1941-го года.

Финляндия: три этапа борьбы за сохранение суверенитета.

Но вернемся к истокам независмости Финляндии. Существует расхожий миф, что сразу после её объявления 6 декабря 1917-го года Ленин подарил финнам свободу. На самом деле, реальному суверенитету страны предшествовала гражданская война и агрессия балтийских моряков.

Намного позже Маннергейм в одном из своих приказов вспомнит, как:

- Во время войны за независимость в 1918 году я обещал, что не вложу свой меч в ножны, пока „последний вояка Ленина и хулиган“ не будет изгнан из Финляндии и Беломорской Карелии.

О зимней («незнаменитой», по определению поэта А.Твардовского) советско-финской войне 1939-1940-х годов (которую можно назвать одной из первых гибридных войн нового времени) и о линии Маннергейма знают многие, а об участии Финляндии в войне против СССР в 1941-1944-х гораздо меньше. А её финны рассматривали, преимущественно, как обособленную войну, направленную исключительно на возврат ранее захваченных Советским Союзом исконных финских территорий.

Образцы советской и финской спецпропаганды в виде листовок. Первая направлена, по всей видимости, на своих же бойцов РККА, а вторая - на жителей города не Неве.

Ведь Московский мирный договор от 13 марта 1940 года, завершивший советско-финскую войну 1939—1940 годов, воспринимался финнами как крайне несправедливый: Финляндия потеряла значительную часть Выборгской губернии, которую в Российской империи неофициально именовавали «Старой Финляндией». С её потерей Финляндия лишилась пятой части промышленности и 11% сельскохозяйственных земель. 12% населения, или около 400 тыс. человек, пришлось переселить с уступленных СССР территорий. Полуостров Ханко был отдан в аренду СССР под военно-морскую базу. Территории присоединяются к СССР и 31 марта 1940 года формируется Карело-Финская Советская Социалистическая Республика с Отто Куусиненом во главе.

Маннергейм так оценивал сложившуюся к лету 1941 года ситуацию:

Нас прижали к стене: выбирайте одну из альтернатив — Германия (которая в 1939 г. уже предала нас) или СССР… Только чудо могло бы помочь нам выйти из положения. Первой предпосылкой такого чуда был бы отказ СССР от нападения на нас, даже если Германия пройдёт через территорию Финляндии, а второй — отсутствие любого вида нажима со стороны Германии.

И когда в 1941 году Финляндия согласовала с Германией планы совместных боевых действий против СССР, Хельсинки высказали готовность присоединиться к Германии в её войне против СССР при соблюдении нескольких условий:

- гарантии независимости Финляндии;

- возврат границы с СССР к довоенному состоянию;

- Финляндия не является агрессором, то есть, вступает в войну только после того, как подвергается нападению со стороны СССР.

После бомбежки советской авиацией финских авиабаз Финляндия была вынуждена начать боевые действия за возврат своих территорий. То есть, шансы избежать войны с СССР без оккупации Финляндии или Германией, или Советским Союзом многими финскими и западными историками оцениваются как невозможные.

Кстати, знаменитая надпись в Ленинграде при блокаде: "Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна!" - наносились на северных и северо-восточных сторонах улиц города, так как обстрел города вёлся с южного (Пулковские высоты) и юго-западного (Стрельна) направлений. Это связано с тем, что обстрел велся лишь с территорий, оккупированных немцами, тогда как территории к северу от Ленинграда были заняты финскими войсками, которые фактически не вели систематических обстрелов Ленинграда.

Вполне возможно, что при открытии мемориальной доски Маннергейму в Санкт-Петербурге учитывали и этот момент.

Удивительное дело: категорический отказ Маннергейма участвовать в начатой Германией после Сталинграда «Тотальной войне» нашел своё понимание в командовании Вермахта. Так, даже немецкий генерал Йодль, посланный осенью в Финляндию, дал следующий ответ на позицию Маннергейма:

- Ни у одной нации нет бо́льшего долга, чем сохранение своей страны. Все другие точки зрения должны уступить этому путь, и никто не имеет права требовать, чтобы какой-либо народ стал умирать во имя другого народа.

Послевоенная эволюция нейтралитета Хельсинки

Благодаря западным политикам и дипломатам Финляндии удалось выйти из войны относительно безболезненно. Несколько финских военачальников были приговорены к незначительным срокам заключения, в течении ряда лет Финнляндия выплачивала Советскому Союзу репатриации различными товарами. А ведь главными демиургами, приведшими к мировой бойне, как теперь всем очевидно, были Гитлер и Сталин.

Просто последний был не только инициатором начала Второй Мировой войны, ознаменовавшей раздел Польши и аннексию стран Балтии (По договору Молотова-Риббентропа), но из-за исторических обстоятельств, вместе с западными союзниками стал еще одним из её победителей, и в Тегеране, Ялте и Потсдаме решал судьбу послевоенной Европы.

В рамках политики «финляндизации» Хельсинки еще долго находились в обязательствах перед Москвой не вступать в военные блоки, а заключенные в 1975-м году Хельсинские соглашения хотя формально и были еще одним продолжением Ялты в деле закрепления сложившихся в Европе границ, но содержали громадный шаг вперед по сравнению с ней: общие правила мирного сосущестования кулуарно назначали не политики - победители, а уже и бюрократы: эксперты в области нацбезопасности, дипломаты. И путем долгих согласований позиций всех стран, а главное в области соблюдения прав человека, каждое из государств принимало на себя обязательства перед собственными гражданами.

Естественно, вся система международной безопасности Европы, а с ней и прав человека, зашаталась ровно 9 лет назад, когда Россия совершила агрессию против Грузии, а окончательно рухнула в 2014-м году, когда был аннексирован Крым, а на Донбассе началась военная агрессия со стороны РФ.

Поэтому в Финляндии, как и в другой северной нейтральной стране - Швеции, ширится не только партнерское сотрудничество с Североаталантическим оборонным альянсом, подобно тому, которое имеет с НАТО Украина, но и все громче раздаются голоса о полноценном вступлении этих стран в Альянс.

(Окончание следует)

В заключительной части обзора мы обсудим итоги недавнего визита президента РФ Путина в Финляндию, расскажем, как Хельсинки сотрудничают с НАТО и поговорим о перспективах отношений Украины с этой североевропейской страной. Последнюю часть задачи редакции нашего агенства помог осуществить посол Украины в Финляндии Андрей Олефиров.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA