КИЕВ (QHA) -

Кандидат на президентский пост от Демократической партии Туркменистана, 59-летний Курбангулы Бердымухамедов был избран президентом, получив абсолютное большинство голосов избирателей.

Четвертые со времени обретения независимости выборы уже в третий раз привели в кресло действующего президента этой азиатской страны.

Туркменский народ продемонстрировал нерушимую сплоченность и единство, верность священным заветам предков, сделал важный шаг на пути дальнейшего государственного развития, сказано в кратком коммюнике по итогам выборов на сайте Центральной избирательной комиссии Туркменистана.  

На официальном сайте правительства Туркменистана обнародованы цифры: лидер постсоветской республики получил голоса 3 140 865 граждан страны (97,69% избирателей). Общая явка на выборах составила 97,27%. 

Правительственный сайт уточняет, что за ходом волеизъявления туркменского народа следили аккредитованные международные наблюдатели из СНГ, ШОС и Организации исламского сотрудничества. Были несколько «независимых» представителей от США, Китая, Турции, Афганистана, Австрии и Японии, признавших выборы «состоявшимися, демократическими и свободными».

Другим шагом властей Туркмении с целью демонстрации западным институтам своей демократичности и желания наладить экономическое сотрудничество с Европой стала активная медийная раскрутка предвыборной кампании. Чтобы блеснуть перед избирателями, фаворит президентской гонки Курбангулы Бердымухамедов даже спел под гитару песню собственного сочинения Bagt nury («Счастья луч») для рабочих на строительной площадке газохимического комплекса в Ахалском велаяте.

Президент вне конкуренции

Выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, согласно законодательству Туркменистана, имеют право граждане страны не моложе 40 лет, владеющие туркменским языком и на момент выборов проживающие в стране не менее 15 лет.

За пост главы Туркменистана с Бердымухамедовым боролись восемь кандидатов, причем ни одного от противоположного лагеря. Действующая туркменская оппозиция находится либо в эмиграции, либо в тюрьме. Даже если бы кто-то из нее рискнул вернуться в страну  ему пришлось бы это сделать как минимум 15 лет назад, чтобы иметь право участвовать на выборах.

Имена туркменских оппозиционных политиков в последний раз мелькали в далеком 2007 году. Тогда на очередных выборах президента Туркменистана, открывших Бердымухамедову прямой путь к безграничной власти, бывший вице-премьер туркменского правительства и лидер движения «Ватан» Худайберды Оразов говорил, что он – единый кандидат в президенты страны от объединенной оппозиции. После этого в прямой эфир он выходил исключительно из Швеции. Еще годом ранее возглавлявший оппозиционный «Союз демократических сил Туркменистана» Авды Кулиев называл единым кандидатом на президентский пост Нурберды Нурмамедова. Ему повезло меньше, чем Оразову: Нурмамедова арестовали сразу после смерти Сапармурата Ниязова.  

Нынешние оппоненты Курбангулы Бердымухамедова – не публичные люди, в политической элите особого влияния никогда не имевшие. Бекмырат Аталыев, представляющий Партию промышленников и предпринимателей Туркмении, является председателем правления Акционерного коммерческого банка «Рысгал». Другой кандидат – общественный активист и председатель Марыйского регионального комитета Аграрной партии Дурдыклыч Оразов. Еще один, Максат Аннанепесов – заместитель председателя Государственного объединения пищевой промышленности.

Остальные шесть человек выдвинуты «инициативными группами», созданными на временной основе. Проще говоря, это технические кандидаты, создающий ширму для азиатских «демократических выборов». Двое из них, Джуманазар Аннаев и Меретдурды Гурбанов – заместители губернаторов, остальные управляющие из химической, нефтяной и аграрной отраслей.

Жить по-старому?

Предыдущие выборы в Туркменистане прошли в 2012 году. Явка на них составила 96,28% избирателей. Курбангулы Бердымухамедов тогда опередил шестерых конкурентов с результатом в 97,14% голосов.

Вновь переизбранный в 2017 году, Бердымухамедов теперь сможет твердо сидеть в президентском кресле до 2024 года. И скорее всего, этим он не ограничится. Новая конституция снимает возрастное ограничение в 70 лет для кандидата в президенты, а Курбангулы Бердымухамедову в конце его нового срока будет лишь 66.

Экономическая ситуация в Туркменистане осложняется падением мировых цен на газ. Времена Ниязова, когда государство могло тратить деньги на дворцы приближенных к власти, прошло. Некоторые оппозиционные СМИ Туркменистана сообщают об острой нехватке продовольствия, что нетипично для богатой энергоресурсами страны. В категорию дефицитных товаров попали сахар, яйца, масло, куриные окорочка. Из госмагазинов исчезают колбаса и мороженое мясо. По мере уменьшения запасов товары и продукты дорожают. Хлопковое масло местного производства, недавно стоившее 2 маната, сегодня продается на рынках по 7 манатов (2 доллара США по курсу Центрального банка Туркменистана) за полтора литра. Импортное подсолнечное масло в пятилитровых упаковках подорожало до 36 манатов.

Кроме этого, в прошлом году российский Газпром «променял Ашхабад на Ташкент», заместив туркменский газ поставками из Узбекистана. В январе 2016-го Россия разорвала действующий контракт с «Туркменгазом» из-за противостояния сторон, вызванного аварией на газопроводе Средняя Азия – Центр в 2009 году. Найдя альтернативный рынок сбыта в Китае, Туркмения получает в госбюджет около трети от общей суммы контрактов. А две трети остаются у партнеров из Поднебесной, так как туркменский газ идет им бесплатно в счет погашения кредитов, набранных Бердымухамедовым во второй президентский срок.

Если новоизбранный президент продолжит свою кредитную игру с Китаем, Туркмения рискует оказаться в положении соседнего Казахстана, уровень кризиса в котором позволил китайцам получить контроль почти над половиной газо- и нефтекомплекса страны. 

Тимур Савин 

QHA