КИЕВ (QHA) -

Совет Европы обнародовал отчет о правах человека в Крыму, который подготовила мониторинговая миссия во главе с Жераром Штудманом, посетившая аннексированный полуостров в период с 25 по 31 января. Документ, представленный СЕ, большинством общественных организаций, включая Меджлис крымскотатарского народа, был воспринят негативно, так как в некоторых пунктах являлся просто необъективным и не отображал реального положения дел в Крыму.

Как отмечается в отчете, Штудман без препятствий встретился с представителями гражданского общества, НПО, религиозных общин, национальных меньшинств (в частности, крымскими татарами), средств массовой информации, а также местных органов власти в Симферополе, Ялте, Бахчисарае и Севастополе. Однако еще до поездки посланника генерального секретаря СЕ в Крым МИД России не только подготовил для визитера собственную программу, но и тщательно отобрал для встречи с ним более 20 особо лояльных к нынешнему режиму лиц, включая и марионеточное руководство оккупированного Крыма, которое в отчете СЕ называется не иначе, как власть.

В первую очередь, в докладе сообщается о случаях злоупотреблений со стороны сотрудников правоохранительных органов при проведении обысков, которые зачастую проходили без ордера и с четким указанием непропорционального применения силы, а также о запугиваниях и угрозах похищения.

- Представляется, что закон о противодействии экстремизму применяется и широко интерпретируется в качестве основы для таких действий. Они, кажется, нацелены в основном против крымских татар, часто со ссылками на членов семьи или друзей в изгнании, так как они считаются местными властями самой большой угрозой экстремизма и инакомыслия, - сообщается в отчете.

Однако при этом, запросив у Натальи Поклонской, которую в документе также официально зовут прокурором Крыма, информацию по исчезновению 21 человека, делегация вполне удовлетворилась ее сообщением о том, что по их делам все еще продолжается следствие.

- Важно, что независимые, трудолюбивые и прозрачные расследования проводятся, и что текущие выводы, представленные публично, вселяют уверенность. Чтобы избежать дальнейших слухов, семьи пропавших и общественность в целом следует регулярно информировать о состоянии расследований, в том числе путем возобновления деятельности контактной группы, созданной для этого, - сказано в документе.

При этом миссию не смутило, что никакой новой информации о пропавших без вести людях в Крыму за последние месяцы не появлялось.

Несмотря на то, что Штудман посещал оккупированный Крым еще до начала судебного разбирательства над Меджлисом крымскотатарского народа, в итоговом документе он сообщил, что возможный запрет представительного органа крымских татар «будет указывать на новый уровень репрессий, направленных против крымскотатарской общины в целом».

Однако при этом отчете заявляется, что репрессии направлены в первую очередь на тех крымских татар, которые являются противниками нынешней власти, и не являются системными по отношению ко всему крымскотатарскому сообществу. Подобное сообщение откровенно противоречит всем заявлениям правозащитников и членов Меджлиса, которые во время и после окончания судебного процесса над исполнительным крымскотатарским органом сообщали, что его запрет даст возможность практически любого крымского татарина лишить свободы на срок до восьми лет, в том числе не только за сотрудничество, участие или просто косвенное отношение к Меджлису, но даже за крымскотатарский флаг и тамгу, потому что по закону Российской Федерации использование символики так называемых экстремистских организаций также уголовно преследуется.

При этом в тексте документа неоднократно подчеркивается, что крымские татары, как правило, свободно демонстрируют флаги и крымскотатарские символы в общественных местах. Кроме того, оккупантами в Крыму принят ряд мер по решению некоторых проблем общины крымских татар, таких как восстановление в правах депортированных граждан, формальное признание крымскотатарского в качестве официального языка, строительство мечети в Симферополе, продолжение крымскотатарских учебных программ в школах.

Но на деле из 600 крымских школ только в 15-ти языком обучения является крымскотатарский, а согласно закону России «Об образовании», обучение в 10-11 классах должно вестись только на русском языке.

Также, несмотря на попытки так называемой власти сделать видимость, что крымские татары являются полноценными гражданами России и не испытывают дискриминации, на полуострове регулярно фиксируются случаи нападения и грабежей местных мечетей. Так, последним случаем, который произошел 20 апреля, стал инцидент в поселке Мирное, где преступники выбили дверь, демонтировали пластиковые окна, вынесли из помещения мечети мелкие вещи.

Кроме того, отдельно в отчете Штудмана упоминается проблемная гуманитарная ситуация в Крыму, возникшая в результате последовательных блокад - воды, продуктов питания и электричества. В документе действия украинской власти и активистов по отношению к государству-оккупанту показаны как такие, которые имеют негативное влияние на условия жизни крымчан.

- Делегация также приняла к сведению озабоченность, выраженную несколькими собеседниками в отношении ограничений на свободу передвижения через контрольно-пропускные пункты, в частности, в результате чрезмерно жестких правил пересечения, наложенных обеими сторонами, а также отсутствия соответствующей документации, - говорится в отчете.

В целом, за исключением данных пунктов, в итоговом документе миссии Совета Европы присутствуют призывы не запрещать Меджлис крымскотатарского народа, отмечаются незаконные действия правоохранителей, а также коррумпированность и провластность судебной системы, фактическое отсутствие свободы слова и самовыражения, а также сообщается о трудностях для крымскотатарской общины в получении разрешений на проведение митингов.

Александра Шекера

Фото: QHA

QHA