КИЕВ (QHA) -

В понедельник мир сотряс один из самых масштабных дипломатических скандалов последнего времени. Сразу пять стран  Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Мальдивские острова и Маврикий — объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Также к ним присоединились марионеточные правительства из Ливии и Йемена. Данный шаг по сути является объявлением войны эмирату.

При этом дело зашло куда далее очередного разрыва дипломатических отношений, как это бывало уже не раз. Также были отрезаны наземные, воздушные и морские коммуникации с Катаром. Все страны, кроме Египта (в Катаре работает 250 тысяч граждан АРЕ), приказали своим гражданам покинуть эту страну. Кроме того, были закрыты офисы катарского телеканала Аль-Джазира в странах залива. Обвинения вполне обычны — поддержка и финансирование террористов, дестабилизация ситуации и угроза безопасности региона.

Катар в свою очередь назвал решения Саудовской Аравии и других стран о разрыве дипотношений неоправданными и основанными на голословных обвинениях. Оправданы ли эти обвинения?

Не просто эмират…

Эмират Катар стоит особняком от всех других монархий Персидского залива, как по экономическим, так и по политическим причинам.

Начнем с экономики. В отличие от других арабских стран залива, основным источником дохода эмирата является не нефть, а газ, который доставляется на мировые рынки в сжиженном виде при помощи специализированных судов и LNG-терминалов. Особенно активное наращивание флота началось после 1995 года, когда эмиром стал Хамад бен Халифа ат-Тани. Тогда же был запущен канал Аль-Джазира, многократно увеличивший влияние Катара на Ближнем Востоке. Доходы от экспорта сжиженного газа, даже несмотря на активные инвестиции в инфраструктуру, развитие химической промышленности и производства компонентов для альтернативных источников энергии, обеспечивают правящей династии в год около 100 млрд долл. лишних денег, которые она активно и эффективно использует.

Политические же причины расхождений Катара со своими соседями состоят в том, что эмират — одно из двух в мире ваххабитских государств. Представители правящей династии ат-Тани принадлежат к племени Бану Тамим. Другим выходцем из этого племени является основатель ваххабизма Мохаммед Абд аль-Ваххаб. Даже такое отдаленное родство дает основания эмирам Катара считать себя «истинными ваххабитами» — в противовес Саудовской Аравии, к которой в правящей семье Катара относятся как к «безродному быдлу», по невежеству своему исказившему учение Абд аль-Ваххаба, чрезмерно его ужесточив.

Во времена «арабской весны» сочетание практически неограниченных финансовых ресурсов, медиавлияния Аль-Джазиры и политических амбиций эмира Хамада привело к тому, что Катар стал на короткий период одним из главных внешних бенефициаров, опираясь на пришедших к власти братьев-мусульман: ПСР в их египетском варианте, ан-Нахда в Тунисе или же Ислах в Йемене. Даже несмотря на ряд тактических поражений (военный переворот в Египте, фактическое уничтожение Ислах в Йемене и ослабление позиций ан-Нахды в Тунисе), влияние эмирата на ближневосточную политику остается значительным. В частности, Катар стоял у истоков создания «Исламского государства» и сохранял с ним контакты как минимум до середины 2016 года.

Также эмират активно поддерживает ряд группировок, оперирующих на Синайском полуострове, прежде всего Вилайат Синай «Исламского государства». Кроме того, эмират финансирует самопровозглашенное правительство Халифы Аль-Гвейля, базирующееся в Триполи, и ряд ассоциированных с ИГИЛ групировок в Афганистане.

Таким образом, обвинения против Катара имеют более чем реальные основания. Другой вопрос, что этим на Ближнем Востоке никого не удивишь, ведь это общепринятый в регионе способ продвижения своих интересов, который использует и Иран, и Иордания, и та же Саудовская Аравия.

Заметим, что, несмотря на довольно солидный «послужной список», противоречия эмирата с остальными акторами (в первую очередь Саудовской Аравией и Ираном) редко заходили так далеко. Конкурируя в одних регионах (тот же Египет) они нормально сотрудничали в других (Сирия, Йемен). Что же стало настоящим триггером сегодняшнего обострения ситуации?

(Не)ожиданные союзы

Публикацию якобы фейковых выдержек из речи эмира Тамима аль-Тани вряд ли стоит рассматривать всерьез как фактор развития конфликта. Более вероятно, что причиной разрыва дипломатических отношений с Катаром является сближение эмирата с главным конкурентом Саудовской Аравии в регионе — Ираном.

Признаки активного сотрудничества эмирата с Ираном наблюдались c начала года. Так, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф 8 марта совершил официальную поездку в Доху, чтобы встретиться со своим коллегой Мухаммедом бин Джассемом Аль-Тани, а также эмиром Тамимом бин Хамадом аль-Тани.

Далее. В апреле стало известно, что Катар заплатил около 1 млрд долл. высокопоставленным сотрудникам иранских спецслужб и командирам шиитских военнизированных подразделений, поддерживаемых Тегераном, якобы в качестве выкупа за освобождение 26 подданных эмира.

Далее. На прошлой неделе Эмир Катара шейх Тамим аль-Тани провел телефонный разговор с президентом Ирана Хасаном Роухани, в ходе которого призвал значительно расширить двусторонние отношения.

— Государства региона должны сотрудничать. Без этого не удастся преодолеть кризис, с которым столкнулся Ближний Восток. Мы готовы к переговорам, к достижению соглашения, — заявил в ответ Роухани.

Дальше — больше. 25 мая в иракских СМИ появилась информация о том, что накануне встречи Трампа с лидерами арабских стран  в Багдаде прошла тайная встреча министра иностранных дел Катара с Касемом Сулаймани, командующим подразделенем аль-Кудс Корпуса стражей исламской революции.

Иракские источники сообщили о большом прорыве в катарско-иранских отношениях в области разведки между двумя странами, что даст Ирану более широкие возможности в регионе.

В этом контексте реакция Ирана на события более чем показательна.

— Соседи постоянны, географию нельзя изменить. Принуждение никогда не является решением. Диалог необходим, особенно во время благословенного Рамадана, — написал министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф в своем Твиттере.

Более того, Иран готов поставлять в Катар пищевую продукцию. Об этом заявил глава Ассоциации экспортеров сельскохозяйственной продукции Ирана Реза Нурани.

Последствия

В краткосрочной перспективе зайти конфликту между арабскими монархиями слишком далеко не позволят, в первую очередь, США.

На территории эмирата размещена одна из крупнейших американских военных баз эль-Удэйд. Она располагается в 34 км к юго-западу от столицы страны. На базе находится штаб-квартира CENTCOM (Центрального командования вооруженных сил США) а также около 11 тыс. военнослужащих.

В случае сближения Катара с Ираном Соединенные Штаты будут должны эвакуировать эль-Удэйд, скорее всего в ту же Саудовскую Аравию. Однако для эмирата это несет минимальные риски, так как военное прикрытие страны может обеспечить другой его союзник — Турция. Еще в 2014 году две страны подписали соглашение «О борьбе с общими врагами», по сути означающее формирование оборонного альянса. С апреля 2016 года на территории Катара размещена турецкая военная база с около 3 тыс. военнослужащих.

О том, что если такое решение и будет принято, то перенос базы займет два-три года минимум, не стоит и вспоминать.

Учитывая вышеизложенное, реакция США закономерна. Госсекретарь Тиллерсон призвал стороны к примирению.

— Мы, безусловно, будем поощрять стороны к тому, чтобы сесть за стол переговоров и устранить эти разногласия, — заявил Тиллерсон.

Ну а временные трудности с поставками всего необходимого можно при желании преодолеть за довольно короткий срок при помощи Ирана, Ирака или же других врагов Саудовской Аравии.

Роман Кот

QHA