КИЕВ (QHA) -

В полку аналитических центров в Киеве прибыло. С 1-го сентября в столице начал действовать Украинско-израильский институт стратегических исследований. Новый исследовательский центр назвали именем уроженки Киева Голды Мейр, возглавлявшей правительство Израиля в самый сложный для него период – в конце 60-х, начале 70-х годов.

Главной задачей нового института является помощь отечественным аналитикам в разработке стратегических программ реформирования страны в различных сферах на основе накопленного Израилем опыта.

Одним из первых публичных мероприятий Центра стал круглый стол в «Укринформе» на тему: "Как предотвратить терроризм в Украине. Безопасность социума и противодействие террористической угрозе. Анализ способов преодоления экстремизации массовых настроений". Символически, что мероприятие прошло в Международный День мира - 21 сентября, которое начало отмечаться в мире ровно 35 лет назад.

Терроризм бывает разный, как и способы борьбы с ним

Если Израиль восстановил свою государственность после окончания «горячей» - Второй мировой войны в 40-х годах, то Украина - после окончания т.н. холодной - в 90-х годах прошлого века. Но сейчас, в условиях гибридной войны, которую ведет против нашей страны северо-восточный сосед, опыт страны, где, по выражению Владимира Высоцкого - «на четверть бывший наш народ», действительно может быть полезным, особенно в сфере противостояния с многоликим миром террора.

Во время круглого стола его участники могли просмотреть на видеомониторе интервью с Яковом Кедми - одним из ведущих экспертов по борьбе с терроризмом:

- Классификация терроризма может быть разной, но все же следует отличать регулярную борьбу государства с помощью армии против различных вооруженных формирований, покушающихся на его суверенитет, и группирующихся на определенной местности (как было в Ираке, Афганистане и происходит сейчас в Сирии) и периодическими всплесками насилия, применяемыми террористами в общественных местах мирных городов, удаленных от прифронтовой зоны, - отметил бывший руководитель израильской спецслужбы «Натив».

Эксперт института, экс-руководитель Национального бюро Интерпола в Украине и народный депутат 6-го созыва Кирилл Куликов отметил парадокс:

- Израиль пережил 6-дневную войну, а у нас уже третий год на Востоке страны продолжается всего-навсего Антитеррористическая операция! Также экс-депутат подчеркнул, что корни классического идейного терроризма ведут в нашу отечественную историю, напомнив участникам круглого стола, что среди эсеров ХХ века, широко практикующих террор против представителей власти, было немало революционеров именно еврейского происхождения.

Действительно, начиная от бомбометаний народовольцев и кончая выстрелами эсеров, многие теракты устраивались не просто в самой царской империи, но и непосредственно в наших местах. Достаточно вспомнить убийство премьера Столыпина в киевской опере эсером Богровым в сентябре 1911-го года, т.е., ровно 105 лет назад.

В 1917-м году власть захватили большевики, сами не чуравшиеся до революции применением «эксов», но они заменили индивидуальный террор, осуществляемый против власти, массовым, осуществляемым уже самой властью от имени государства против отдельных классов, социальных сословий, национальных и религиозных групп.

Тем не менее, в Советском Союзе индивидуальный террор фанатиков исчез на долгие годы. В 70-е годы было зафиксировано лишь два заметных события подобного рода: успешный угон самолета отцом и сыном Бразинскасами за границу в 1970-м году и  взрыв в московском метро, устроенный армянской подпольной группой в 1977-м году.

С началом перестройки количество попыток угона самолетов увеличилось (самый известный и трагический случай был с семьей Овечкиных в 1988-м году), но как только рухнул «Железный занавес», такие «угоночные» попытки сошли на нет, зато с началом рыночных отношений (в ходе первичного накопления капитала и передела собственности) вовсю расцвел террористический способ устранения экономичекских, а иногда и политических конкурентов.

В «лихие 90-е» вовсю процветала практика установки взрывчатки под машину неугодной особы или наём для его устранения киллеров, вооруженных винтовкой с оптическим прицелом.

Наиболее известный пример - до сих пор не раскрытое полностью убийство российско-украинского бизнесмена и политика Максима Курочкина, известного в определенных кругах в качестве криминального авторитета по кличке Макс Бешенный, произошедшее в марте 2007-го года во дворе Святошинского суда Киева.

Совсем другая история началась с конца 2013-го года, когда в столице произошла Революция Достоинства (со столкновением участников Майдана с антиподами из Антимайдана и с отрядами «Беркута»)  и последующая за ней гибридная война РФ против Украины, в арсенале которой - террор, как метод запугивания мирного населения, - едва ли не самое распространенное орудие. Но одно дело взрывы и выстрелы в районе проведения АТО, и совсем другое - в регионах, не входящих в прифронтовую зону. Целый ряд взрывов (чаще - без установленного авторства) на протяжении 2014-15-го годов произошел в Харьковской области.  

Директор новообразованного института Альфред Фельдман тоже позволил себе небольшой экскурс в прошлое, но уже израильской истории:

- На заре воссоздания государственности Израилю чаще всего приходилось отстаивать свою независимость военным путем, а с проявлениями классического терроризма нового типа страна столкнулась впервые в 1972-м году во время массового теракта против израильских спортсменов в олимпийском Мюнхене. После этого был целый каскад взрывов самолетов террористами-смертниками.

Напомним, что кроме религиозных фундаменталистов в 70-е Европу и Южную Америку захлестнула волна левацкого терроризма: достаточно вспомнить «Красные бригады» и убийство итальянского экс-премьера Альдо Моро. Случаи психов-одиночек, застреливших шведского премьера Улофа Пальме и битла Джонна Леннона, мы не рассматриваем.

В отличии от подобных случаев, все теракты последних лет в Украине остаются анонимными и никто не брал на себя ответственности за покушение на конкретных жертв или взрывов в общественных местах. Как правило, такие преступления - дедко раскрываемые. Последний такой случай – убийство журналиста Павла Шеремета в самом центре города 20 июля этого года.

- Скорее всего, все взрывы и покушения последних лет, осуществляемые в стране, призваны запугать население, дискредитировать власть и расшатать общую ситуацию в стране, что является частью гибридной войны, - отметил экс-депутат столичного горсовета Олег Панчук.   

Тем не менее, адвокат и правозащитник Леонид Сиваков рассказал, что:

- Некоторую часть подозреваемых по харьковским взрывам правоохранителям удалось задержать, и там, где не было пострадавших опытным адвокатам удалось переквалифицировать обвинение с терроризма в злостное хулиганство, в других  – более сложных случаях - в бандитизм, но часто бывает и наоборот, когда следствие под терроризм квалифицирует деяния значительно меньшего калибра.  

Впрочем, эксперт по праву напомнил, что 257-я и 258-я статьи «Бандитизм» и «Террористический акт», входящие в 9-й раздел УК (Преступления против общественной безопасности) – в кодексе расположены рядом, и каждая из них предусматривает наказание на срок не менее 5-ти лет заключения.

Все ли видит «Всевидящее око» и стоит ли бояться Большого Брата?

Много говорилось на антитеррористической дискуссии и о технических способах борьбы с потенциальными террористами, и одними из наиболее эффективных считаются средства видеонаблюдения за общественными местами и автодорогами.

В ходе демонстрации телеинтервью с представителем мэрии города Йокнеам выяснилось, что количество установленных в публичных местах камер чуть ли не равно количеству (19 тысяч) проживающих в городе жителей. Благодаря этому техническому новшеству удалось не только избежать терактов, но и помочь полиции найти виновных в случаях хулиганства, нападений на людей, взлома автомобилей и других антиобщественных проявлениях.

Но Израиль - страна небольшая, с малым числом небольших по населению городов. Поэтому его опыт, по мнению некоторых участников дискуссии, в Украине следует начать внедрять не с мегаполисов, а с таких городов, как Буча. Опыт Лондона - по монтажу сплошной сети внешних камер, числом более 2-х миллионов – нашим мегаполисам пока не по силам. Также эксперты отметили, что камеры наблюдения бывают двух типов. Производства фирмы «Sony» - явно дорогие, а миниатюрные - по карману и частному сектору, и местным муниципалитетам.  

В контексте идеи всеобщего видеосканирования наших городов затрагивались не только технические аспекты, но и юридические и нравственно-психологические, ведь видеокамера - инструмент, а в реальной жизни все решает человеческий фактор.

Имеются в виду даже не конспирологические теории заговоров, детально описанные в документальном исследовании Льва Гунина о массовом использовании технических средств внешнего контроля за людьми на Западе - «В чреве Матрицы», а гораздо более прозаические материи.

Народный депутат Борислав Береза, одно время проживавший в Израиле, вспомнил, что в свое время вокруг установки этих камер там возник коррупционный скандал:

- А что уж говорить о наших условиях, когда каждый чиновник - асс по освоению бюджетных средств?

Более опытный политик - бывший депутат, министр и губернатор Евгений Червоненко обеспокоен тем, что камеры, установленные везде и всюду - это вмешательство в личную жизнь граждан:

- Я помню, когда отвечал за подготовку "Евро-2012", и тогда при установках камер выяснилось, что чуть ли не больше самих камер стоили услуги консультантов. Одно дело, когда камеры устанавливают на магазинах, кафе, других частных объектах. Государство должно иметь камеры на основных пунктах. Но камеры – это инструмент, это момент фиксации информации, в том числе и конфедициальной и личной. Ну одно дело - когда камера зафиксировала целующихся студентов, и другое - людей постарше, причем не факт, что супругов.

Шла речь на круглом столе и о другом техническом способе фиксации информации, но не видео, а аудио, то есть, о прослушке, добро на использование которой сейчас просит НАБУ, чтоб быть независимым от услуг СБУ, имеющей монополию на осуществление такого рода деликатных операций.

Экономический эксперт Александр Охрименко скептически высказался о массовом внедрении технических средств контроля за потенциальными нарушителями закона и о юридической  легализации этой практики:

- Разве не понятно, что вся полученная информация будет направлена не столько на предотвращение или раскрытие преступления, сколько будет использована, как средство шантажа, чтоб за определенную сумму, полученную от объекта наблюдения, не дать ей ход по инстанции, особенно, когда речь будет идти о борьбе с коррупцией? - риторически спросил он коллег.

На что Олег Панчук парировал:  

- Тем, кто не нарушает законы – скрывать и бояться нечего. Однозначно - камеры нужны, другое дело, что нужно тщательно продумать все юридические, экономические, организационные и технологические аспекты перед их массовым внедрением в нашей стране. 

Кстати, вышеупомянутый израильский эксперт Яков Кедми в телевизионном интервью отметил, что:

- Прогресс не стоит на месте и сейчас с помощью видеонаблюдения можно отсканировать любого преступника, находящегося в базе данных, даже если он сделал пластическую операцию.

Борьба с террором - длинный забег, а не предвыборный спринт

Но все же видеокамеры наблюдения - не панацея - такой была общая мысль всех участников круглого стола, а одно из средств в деле комплексной борьбы с терроризмом и другими видами уличной преступности.

Альберт Фельдман отметил, что главное в борьбе с преступностью - уменьшить ее социальную базу:

- Сейчас из зоны АТО возвращается много ее участников. А все ли продумано в Украине с их адаптацией в мирную жизнь, с их психологической реабилитацией?- спросил он других экспертов.

Те не преминули заметить, что вопрос осложняется еще тем, что многие возвращаются с оружием.

Почти все участники дискуссии выразили озабоченность тем, что в стране нарушена монополия государства на применение насилия.

Евгений Червоненко призвал законодателей подумать о принятии закона об оружии. Затронул он и проблему деятельности старой милиции и новой полиции, отдавая предпочтение первой, в том числе и по тем психологическим причинам, которые в молодежной среде квалифицируют, как разделение на «мачо» и «ботанов»:

- Мы видим, что в полицию набрали совершенно неправильных людей, отрицая все прошлое, в итоге пришли нереализованные люди – я их называю "те, кого били во дворе". И вот они надели форму за эти деньги и пошли издеваться. И все случаи, что против силы они сразу отступают, а с беззащитными – применяют силу… Главное – нет никакой системности и нет того, что было в милиции и самое страшное, что погублена вся агентурная сеть, которая у нее была.

 А еще, чтобы закончить весь ужас, я бы ратовал за резервную армию. Если бы двум миллионам мужчин раздали бы оружие, то снялась бы проблема АТО. Но, видимо, власть боится такой вооруженной силы. Поэтому у нас появился "верховный судья" – батальон "Азов. Мы идем в никуда, и это, к сожалению, беспросветно. Так что опыт Израиля нам не поможет. Говорю, как еврей по национальности и как украинец по духу, - подытожил Червоненко.

Кириллл Куликов также отметил, что деятельность добровольных батальонов противоречит всем 4 конвенциям и призвал власть регламентировать правило ношения людьми военной формы во вне прифронтовой территории и рассматривать ношение балаклавы, как уголовное преступление.

Действующий депутат Верховной Рады Борислав Береза и руководитель его юридического отдела Евгений Калинин отчитались о том, как в Деснянском районе столицы удалось уменьшить уровень преступности за счет дежурства инициативных помощников, на что многие учасники дискуссии отметили, что нынешнее патрулирование дружин, типа старых ДНД – незаконно и может быть допущено, если такие дружинники патрулируют улицы вместе со штатными работниками Внутренних сил.  

Леонид Сиваков напомнил, что еще в 2003-м году в Законе «Об основах национальной безопасности» был предусмотрена процедура демократического гражданского контроля за военизированными организациями. Кстати, сегодня нардепы рассматривали проект закона о Едином государственном реестре военнообязанных.

Участники дискуссии выразили озабоченность и тем фактом, что многих бывших АТОшников сегодня используют не только в экономических войнах бизнесменов в качестве силовых отрядов рейдеров, но и в качестве политического отряда отдельных партий, а борьба с с преступностью, и с такой ее опасной разновидностью, как террор, требует длинного забега, а не предвыборного спринта.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA