КИЕВ (QHA) -

Вооруженные силы независимой Украины за свою четвертьвековую историю успели пережить разные времена: исполненный чаяний период формирования и становления, затем постепенный развал и упадок, и наконец – боевое крещение и перерождение в современное боеспособное войско.

Мы помним, как все начиналось

Формирование Вооруженных сил началось в тот день, когда на карте мира после паузы в семь десятилетий вновь появилось Украинское государство. Вместе с Актом провозглашения независимости Верховная Рада Украины (в тот момент еще УССР) 24 августа 1991 года приняла постановление о «О воинских формированиях в Украине», которым подчинила себе все войска, дислоцированные на территории республики. Правительству было поручено приступить к созданию Вооруженных сил Украины, «республиканской гвардии и подразделения охраны Верховной Рады, Кабинета министров и Национального банка». Одновременно создавалось Министерство обороны Украины.

Это были практические шаги по выполнению того, что было записано 16 июля 1990 года в Декларации о государственном суверенитете Украины: «Украинская ССР имеет право на собственные Вооруженные силы. Украинская ССР имеет собственные внутренние войска и органы государственной безопасности, подчиненные Верховной Раде Украинской ССР».

А принятая парламентом концепция создания ВСУ на базе дислоцированных в Украине войск была предложена в конце 1990 года одним из лидеров организованного во Львове Общественного комитета за возрождение Украинской национальной армии полковником Виталием Лазоркиным. Ее поддержали и ключевые патриотические силы, и руководство Верховной Рады.

После создания ВСУ в течение трех лет происходило межгосударственное перемещение военных кадров. Тогда на родную землю вернулись более 33 тысяч украинцев, в том числе 28 тысяч офицеров. В то же время 12 тысяч офицеров и прапорщиков покинули Украину.

6 декабря 1991 года Верховная Рада приняла очень важные для военного строительства законы – «Об обороне Украины» и «О Вооруженных силах Украины». В тот же день был утвержден текст Воинской присяги. Первым в зале парламента ее принял министр обороны Константин Морозов. С начала 1992 года начался процесс приведения к присяге украинских войск. А 6 декабря стало Днем Вооруженных сил Украины. 

В момент провозглашения независимости в Украине была сосредоточена  огромная военная мощь. Как пишет тот же Виталий Лазоркин, «на территории Украины дислоцировались три общевойсковые и две танковые армии, армейский корпус, четыре воздушные армии, отдельная армия противовоздушной обороны, ракетная армия, Черноморский флот, два узла системы предупреждения о ракетном нападении, другие воинские формирования численностью около 900 тысяч человек, 6,5 тыс. танков, 7 тыс. бронированных машин, 1,5 тыс. самолетов, 350 кораблей, 1272 ядерные боеголовки МБР, 2,5 тыс. единиц тактического ядерного оружия».   

Другие источники называют еще более впечатляющие цифры. К примеру, по данным Центра Разумкова, было почти 9,3 тыс. танков и 11,3 тыс. бронированных машин.

Прощай, оружие

Но оказалось, что доставшего нам добра слишком много! Летом 1992 года Верховная Рада ратифицировала Договор об обычных вооруженных силах в Европе, согласно которому пришлось избавиться от 5,3 тыс. танков, 2,4 тыс. боевых бронированных машин и 477 боевых самолетов.

А еще раньше страна встала на путь избавления от доставшегося ей ядерного арсенала – третьего по величине в мире. По данным Минобороны, в Украине оказалось 130 межконтинентальных ракет РС-18 (по мировой классификации – СС-19) на жидком топливе с шестью ядерными боеголовками каждая и 46 ракет РС-22 (СС-24) на твердом топливе с десятью боеголовками. Воздушный компонент стратегических сил составляли 21 бомбардировщик Ту-95мс и 19 бомбардировщиков ТУ-160 с боекомплектом до 500 крылатых ядерных ракет.

В октябре 1991 года Верховная Рада утвердила Концепцию обороны и строительства ВСУ, которая предусматривала превращение Украины в безъядерное государство. В принципе, эта установка была не нова – она перекочевала в оборонную Концепцию из Декларации о государственном суверенитете.

Правильность/неправильность решения тогдашнего украинского руководства о передаче ядерного оружия России до сих пор (а в последние годы – особенно) является предметом споров. Первый президент Леонид Кравчук вновь и вновь объясняет: другого выхода не было. Украина не могла ни содержать, ни своевременно утилизировать смертоносный арсенал.

- Все системы изготовления ядерного оружия, контроля над ядерным оружием, управления ядерным оружием, его испытания и хранения находились не в Украине, они находились в Москве. И, таким образом, перед нами встал вопрос: мы можем или не можем взять это ядерное оружие под свой контроль и обеспечить вот эти составляющие, о которых я говорил? Мое общение, анализы, заключения, которые давали военные, ученые, в частности, Институт ядерной физики, засвидетельствовали, что Украина этого сделать не может. Мы не производили ядерных боеголовок, а проходило время, и нужно было ядерные боеголовки заменять. В 1998 году время жизни тех боеголовок заканчивалось – они становились опасными, если их не заменить. Опасными с разных точек зрения, это мог быть еще не один Чернобыль, – рассказал Леонид Кравчук в одном из свежих интервью.

При этом он отмечает, что Украина теоретически могла наладить изготовление боеголовок, но это обошлось бы в 60 млрд долларов, о чем страна с пустой казной не могла и мечтать.  

Другой, не менее важный, фактор: на Киев с требованием сдать ядерное оружие давили и РФ, и Соединенные Штаты, на которые, кстати, были нацелены все ракеты, базировавшиеся на нашей территории.

- Нам прямо заявили США, что, если Украина не избавится от ядерного оружия, будут санкции: и экономические, и политические. Откровенно было сказано. Я вел беседы с президентом, с вице-президентом США. Россия сказала: «Отдайте ядерное оружие, пока мы можем его взять, если не отдадите его сейчас, в 1998 году мы его не возьмем, – вспоминает Леонид Макарович.

В итоге, в декабре 1994 года был подписан пресловутый Будапештский меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (присоединение произошло за месяц до этого). От Украины документ подписывал уже новый президент – Леонид Кучма. Меморандум – это соглашение между Украиной, РФ, США и Великобританией о том, что эти страны будут уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины, что никакое их оружие никогда не будет использоваться против Украины, что они не позволят себе оказывать экономическое давление на нашу страну и будут всячески защищать ее, в том числе и с использованием механизмов Совета Безопасности ООН, если кто-то вдруг поднимет против нас ядерное оружие…  

О таких же гарантиях позже заявили Франция и Китай, но подписей под Меморандумом они не ставили.

О том, каким гарантом безопасности Украины оказалась Россия, объяснять излишне.

О том, как помог нам Будапештский меморандум в условиях российской агрессии, говорить не хочется.

Как бы там ни было, к концу весны 1996 года все ядерное оружие было вывезено из Украины в РФ.

Троянский конь

Намного дольше и болезненней, чем сухопутные и воздушные войска, создавались Военно-морские силы Украины. Разделение Черноморского флота СССР растянулось почти на шесть лет.

В апреле 1992 года президент Кравчук подписал указ, который предписывал перевести ЧФ под юрисдикцию Киева и создать на его основе Военно-морские силы Украины. Российский президент Борис Ельцин ответил встречным указом, согласно которому флот переходил под юрисдикцию России. После этого Москва предложила договариваться. Действие обоих указов было остановлено. Переговоры были затяжными и трудными. Тем временем, многие моряки принимали присягу на верность народу Украины, за что подвергались откровенному давлению со стороны командиров-россиян. Временами доходило до открытой конфронтации.

А украинское руководство, тем временем, постепенно уступало позиции в переговорах о разделении флота: к апрелю 1994 года оно уже соглашалось на 15-20% кораблей.  

В 1995 году президенты Кучма и Ельцин подписали соглашение о том, что на основе Черноморского флота бывшего Советского Союза создается Черноморский флот Российской Федерации и Военно-Морские Силы Украины. Россия получала 81,7% (!) кораблей и судов, а также половину другого имущества. ЧФ получил право использовать «пункты базирования и места дислокации корабельного состава, авиации, береговых войск, объектов оперативного, боевого, технического и тылового обеспечения в Крыму». Основной базой российского флота официально стал Севастополь.

28 мая 1997 года были подписаны итоговые межправительственные соглашения об окончательных параметрах разделения флота, о взаиморасчетах и об условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины в течение как минимум 20 лет. По истечении этого срока базирование флота могло быть пролонгировано на пять лет.

Со временем не осталось сомнений, что российский военный флот на территории Украины является одной из главных угроз нашей безопасности. ЧФ превратился в форпост продвижения интересов Москвы, источник идеологического, культурного и политического влияния Кремля на жителей Севастополя и всего Крымского полуострова. Россияне открывали образовательные учреждения для детей военнослужащих, строили военно-промышленную инфраструктуру и жилье, издавали газеты и журналы. В Крым из РФ регулярно приезжали чиновники, которые активно обрабатывали «российских соотечественников». Вояки из соседней страны вели себя на полуострове по-хозяйски, захватывали землю и имущество. После прихода к власти президент Украины Виктор Ющенко заявил о необходимости вывода Черноморского флота из Крыма в 2017 году, когда закончится действие соглашения с РФ. Особенно же украинское руководство начало настаивать на этом после агрессии России против Грузии, когда корабли ЧФ блокировали грузинское побережье.

Однако новый «гарант» Виктор Янукович резко изменил курс. Он подписал с президентом РФ Дмитрием Медведевым соглашение о продлении пребывания российского флота в Крыму после 2017 года еще на 25 лет. Через шесть дней сторонники Януковича с боем (в прямом смысле слова) протолкнули ратификацию соглашения в Верховной Раде.

Спустя четыре года «троянский конь» Москвы – Черноморский флот – выполнил свою главную миссию: стал ключевым инструментом оккупации Крыма.

Период распада Параллельно с сокращением вооружений и передачей России ядерного оружия украинское войско стало уменьшаться, как шагреневая кожа. В 1993 году численность личного состава Вооруженных сил была установлена на уровне 455 тысяч человек. Через два года она уменьшилась до 400 тысяч. В 2005 году осталось 245 тысяч, а к концу 2012 года численность ВСУ составляла 184 тысячи человек, из которых 139 тысяч были военнослужащими, а остальные – гражданскими специалистами.

На содержание большой армии стране, находящейся в состоянии перманентного кризиса, всегда было жалко денег. С другой стороны, особо финансировать ее было как бы и незачем: политика нейтралитета и внеблоковости, которая во времена президента Кучмы стала называться «многовекторностью», не предусматривала возможности войны с кем-либо. О том, что на Украину может напасть «братская» Россия, мало кто верил даже после нападения последней на Грузию.  Попытка президента Виктора Ющенко, премьера Юлии Тимошенко и главы парламента Арсения Яценюка присоединить Украину к Плану действий для членства в НАТО натолкнулась на яростное сопротивление пророссийской «оппозиции» и вылилась в масштабный политический кризис. После победы на выборах Виктора Януковича евроатлантическая интеграция прекратилась, так толком и не начавшись.

На фоне такого геополитического инфантилизма материально-техническую базу Вооруженных сил отчуждали, распродавали и разворовывали. Сидящие на голодном пайке военные долгие годы растаскивали все, что попадалось под руку: технику, боеприпасы, оружие, топливо, даже «лишние» земли и целые оборонные предприятия. В результате многие представители командного состава кардинально улучшили свое материальное положение. Тем временем все реже летали военные самолеты, ездили танки, стреляли пушки и автоматы, а солдаты вместо учений все чаще строили коттеджи генералам и копали для них картошку.

Даже в «помаранчевую» пятилетку не утихали коррупционные скандалы, связанные с Министерством обороны: в незаконных сделках обвиняли и Анатолия Гриценко, и Юрия Еханурова.

По словам главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, «отчуждение стрелкового оружия и бронетанковой техники с 2000-х годов приобрело массовый характер». По данным военной прокуратуры и Минобороны, на период после 2005 года пришлись рекордные продажи оружия по заниженным ценам. В результате изучения деятельности бывших должностных лиц в военной сфере Генштаб в мае текущего года направил в Генеральную прокуратуру почти сотню договоров об отчуждении и реализации государственного имущества.

Во времена Януковича хаотичная распродажа оборонного комплекса приобрела качественно новый характер: она стала частью системной и целенаправленной деятельности, направленной на подрыв обороноспособности Украины.

- Это не было тупым разворовыванием. Это были подготовленные, легитимизированные, проголосованные, принятые органами исполнительной власти решения, которые готовили уполномоченные лица, работавшие на Россию. В частности, министры обороны Саламатин, Лебедев, – заявил Анатолий Матиос.

Стоит отметить, что и Дмитрий Саламатин, и Павел Лебедев в свое время прибыли в Украину из РФ и сделали в нашей стране стремительную карьеру.

По мнению многих экспертов, оба экс-министра, которые ныне вновь нашли пристанище в РФ, послужили Кремлю не только на поприще разоружения (или обезоруживания) ВСУ: они были бесценными источниками информации. Кстати, Саламатин, до того, как возглавить Минобороны, успел поруководить «Укрспецэкспортом» (Госкомпания по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения) и «Укроборонпромом».

Таким образом, к 2014 году боеспособность украинских Вооруженных сил, и, в частности, их способность противостоять российской армии, как говорят, стремилась к нулю. И как только марионеточный президент Янукович был свергнут, Россия пошла в наступление.

Как закалялись…

Первый крупный удар пришелся по формированиям Вооруженных сил Украины в Крыму. И хотя до вооруженного конфликта не дошло, однако в ходе противостояния украинские Военно-морские силы лишились 51 корабля. Часть из них россияне потом вернули, но это, конечно, слабое утешение. По словам командующего ВМС вице-адмирала Игоря Воронченко, в Крыму осталось две трети украинского флота. Кроме того, в руках россиян оказались ключевые военно-морские базы и развитая военная инфраструктура полуострова.

Правда, украинским ВМС удалось сохранить самолеты и вертолеты морской авиабригады, которые успешно были эвакуированы в Николаев с заблокированного аэродрома возле города Саки. 

После ухода на материк в украинских Военно-морских силах осталась только треть личного состава. Еще примерно столько же военнослужащих уволилось в запас.

В Минобороны рапортуют о том, что военным морякам удалось восстановить боевое ядро флота и даже нарастить боеспособность надводных сил. Сегодня они состоят из двух бригад кораблей, двух дивизионов кораблей охраны и обеспечения, а также дивизиона поисково-спасательных судов.  

Ощутимый урон понесла в ходе крымских событий украинская морская пехота. После передислокации на материк «черных беретов» осталось меньше батальона. Однако сегодня боевые задачи выполняет уже полноценная бригада. Два ее батальона участвуют в боевых действиях на Мариупольском направлении.

Правопреемником Академии военно-морских сил имени Павла Нахимова, которая тоже осталась в оккупированном Крыму, стал Институт военно-морских сил, созданный недавно на базе одноименного факультета Национального университета «Одесская морская академия».

Намного страшнее оказались потери ВСУ на Донбассе – там это, прежде всего, человеческие жертвы, число которых перевалило за три тысячи. Еще около десяти тысяч получили ранения и увечья.

Агрессия Кремля заставила Украину срочно заняться восстановлением своего оборонного потенциала. За последние два года была фактически заново создана армия, которая на сегодня намного боеспособнее, чем в начале войны. По выражению Верховного главнокомандующего Петра Порошенко, «в разы». Это касается и уровня подготовки военных, и вооружения, и технического оснащения, экипировки, материально-бытового обеспечения и т. д. А еще офицеры и солдаты приобрели опыт, который дорого обошелся, но дорогого стоит. Численность украинского войска увеличилась со 184 до 250 тысяч человек.

Кстати, президент сказал правду: уже в 2014 году ВСУ заняли 21-е место в рейтинге сильнейших армий мира.

С начала войны командование разными способами решало проблему комплектации частей, способных участвовать в боевых действиях.

Так, в два этапа был увеличен граничный возраст пребывания в запасе – для рядовых, сержантов, старшин, младших и старших офицеров – до 60 лет, для высшего офицерского состава – до 65. Таким образом, существенно расширился круг людей, которых можно мобилизировать.

С начала войны были проведены шесть волн частичной мобилизации, в ходе которых на службу призвали около 210 тысяч человек. От седьмой волны пока отказались: вернувшихся домой солдат, призванных во время мобилизации, заменили профессионалами, которые служат по контракту. В последнее время их становится все больше. Как сообщил министр обороны Украины Степан Полторак, в начале августа в армии насчитывалось уже 43 с половиной тысячи контрактников. В Минобороны надеются, что к концу года их будет уже более 60 тысяч.

И. о. начальника главного управления персонала Генштаба ВСУ Владимир Талалай признал: государству выгоднее содержать контрактников с боевым опытом, чем принудительно мобилизовывать гражданских.

Не последний фактор, влияющий на привлекательность службы по контракту – увеличение зарплат. По словам господина Талалая, солдат на первом году службы получает семь тысяч гривен, офицер – от десяти тысяч. За выполнение задач в зоне так называемой АТО действует система денежных надбавок.

– За выполнение заданий на первой линии столкновения, независимо от звания и должности военнослужащего, предусматривается выплата в размере 4200 грн. На более отдаленной линии полагается вознаграждение 1200 грн, – сообщил генерал-майор.

Однако украинское командование на достигнутом не останавливается. Задумана большая реформа Вооруженных сил. В начале лета президент утвердил документ под названием Стратегический оборонный бюллетень – дорожную карту всей оборонной реформы. Разрабатывать его активно помогали натовские советники. Сейчас готовится конкретизированная Программа реформирования. В Министерстве создан Комитет реформ, который работает с иностранными экспертами и офисом НАТО.

Кроме того, при Минобороны действует волонтерский Проектный офис реформ, при участии которого уже реформируются система закупок, продовольственного обеспечения и питания, создается новая логистическая доктрина ВСУ, автоматизированные системы учета потребностей и запасов вещевого обеспечения, топливно-смазочных материалов, единая медицинская информационная система и новый механизм эвакуации раненых, разрабатываются нормативные акты для нужд ВСУ.

С конца весны началась работа по созданию нового сержантского корпуса Вооруженных сил – костяка профессиональной армии.

- Профессиональный сержантский корпус должен забрать у офицеров много ненужных функций. Офицер – это, в первую очередь, стратег. Он должен планировать учебный процесс или операцию и принимать решение. Сержанты должны это решение претворять в жизнь со своими солдатами, – сообщил недавно начальник Управления Генштаба ВСУ по работе с сержантским составом Александр Косинский.

По его словам, планируется создание обновленной вертикали должностей сержантского и старшинского состава, распределение полномочий и ответственности между офицерами, сержантами и старшинами в воинских подразделениях. Новых сержантов будут готовить по натовской системе. 

В общем, большая оборонная реформа на низком старте. Проблема, пожалуй, одна – и та же, что всегда: нехватка денег. Похоже, даже собственный горький опыт не научил наше государство - во что обходится экономия на обороне. Как утверждает Степан Полторак, если оборонная сфера и будет профинансирована в нынешнем году согласно закону о Госбюджете, ей все равно не хватит семи миллиардов гривен. И это, оказывается, еще не худший вариант. Худший – это недофинансирование в шесть с половиной миллиардов. В таком случае на обеспечение (а с ним и реформирование) Вооруженных сил пойдет лишь 2% ВВП. Это при том, что законодательством определены 3%. А в других странах, где армии участвуют в боевых действиях, оборонный бюджет, как правило, составляет от 4 до 30% ВВП.

А пока суд да дело, бойцы все еще недофинансированной, но уже повзрослевшей и закаленной в боях украинской армии пройдут парадом по главной улице страны в 25-ю годовщину ее Независимости.

И впервые на плечах наших воинов не будет кремлевских звезд.

Владимир Синевидский

ФОТО: QHA, интернет

QHA